Закрыть ... [X]

Предоставление слова для поздравления начальнику



Как мы помним, гетман Самойлович в 1687 году был смещен и отправлен в ссылку после неудачного крымского похода. По мнению ряда историков в обвинении гетмана не последнюю роль сыграл генеральный есаул Иван Мазепа, бывший близким другом князя Голицына, фаворита царевны Софьи и давно желавший стать гетманом. Мазепа при содействии Голицына и довольно значительной суммы денег (правда конфискованной у того же Самойловича) стал гетманом.

В начале 1689 года царевна Софья, уступая новым просьбам своего фаворита, согласилась предпринять второй поход на Крым, который оказался не более удачным, чем первый. В этом походе участвовал и новый гетман Мазепа, бывший неотлучно при князе. Вернувшись в Москву, Голицын при одобрении Софьи тщился представить крымский поход в выгодном для обоих свете, однако, молодой Петр был в гневе от результатов этого предприятия. Именно в это время, в августе 1689 года, в самый кульминационный момент схватки между претендующими на абсолютную власть Петром и Софьей, гетман Мазепа в сопровождении старшин прибыл в Москву. В начале своего визита он рассыпался в любезностях перед Софьей, всячески восхваляя военные заслуги Голицына. Но после поражения царевны Мазепа резко сменил тон высказываний о бывшем фаворите. Малороссийской делегации пришлось более двух месяцев ждать аудиенции у 17-летнего царя, находившегося в Троице-Сергиевом посаде (100 км от Москвы). На этом приеме Мазепа продемонстрировал царю свое умение влезать в душу и приспосабливаться к обстоятельствам. Теперь малороссийский гетман не жалел красок, очерняющих князя Голицына, – восторженный тон на приеме у царевны сменился чуть ли не прямым доносом на бывшего покровителя. Этим гетман произвел приятное впечатление на царя, и гнев на Софью и Голицына не стал причиной отставки Мазепы.

Иван Степанович Мазепа.

Мазепа был весьма образованным человеком, в юности он учился в Европе, служил у польского короля Яна-Казимира. Король заметил способного юношу и давал ему дипломатические поручения. В частности, именно он был послан к гетману Выговскому в качестве королевского представителя, и именно он, по поручению короля, вручал гетману Тетере гетманские знаки отличия. После возвращения на правобережную Украину Мазепа служил у гетмана Дорошенко, выполняя дипломатические поручения. После своего пленения запорожцами Мазепа попадает к гетману Самойловичу, но и там становится видной фигурой.

На той же раде, на которой был избран Мазепа, были подписаны в качестве дополнения к предыдущим договорам так называемые «Коломацкие статьи», направленные на укрепление российской власти в Малороссии. Первые годы своего гетманства Мазепа показал себя рьяным сторонником Петра, вызвав недовольство со стороны, прежде всего, запорожского казачества. В 1692 году в Украине было сильное движение против гетмана, которое возглавил бывший войсковой писарь Петро Иваненко (Петрик), призвав на помощь крымских татар. В течение трех лет Петрик «баламутил» Украину, но Мазепа решительными действиями расправился с бунтовщиком, которому, впрочем, не удалось завоевать всенародное признание.

В 1695 году царь Петр предпринял (не без влияния Мазепы) новые походы против Крыма и Турции. Первый поход под Азов окончился неудачей, но следующий ознаменовался блестящим успехом: крепость Азов была взята. В этой кампании чуть ли не решающую роль сыграли 15 тысяч казаков под командованием черниговского полковника Якова Лизогуба. Сам же Мазепа вместе с фельдмаршалом Шереметьевым защищал южные границы, не давая возможности туркам и татарам придти на помощь осажденному Азову. Доверие и благодарность царя были так велики, что гетман Мазепа третьим по счету получил только что учрежденный орден Андрея Первозванного. (После Полтавской битвы изображение этого ордена будет сорвано с чучела бывшего гетмана, подвергшегося сожжению).

Зрелый политик, Мазепа умел угождать царю, не вызывая при этом неприязни у своих старшин. Царь щедро платил ему за верность: Мазепа стал одним из самых богатых людей в Российской империи, он владел 100 тысячами крестьян в Украине и 20 тысячами в российских уездах. В свою очередь Мазепа одаривал генеральную старшину и полковников имениями, закрывая глаза на их алчность.

Надо отдать должное, Мазепа много сделал для всестороннего культурного развития Украины. Он построил множество православных церквей, за время его гетманства Киевско-Могилянская академия построила новые корпуса, где число обучающихся студентов доходило до 2 тысяч, было построено множество школ и типографий. Словом на фоне предыдущих гетманов Мазепа представлялся царю идеальным наместником. Но, события начала XVIII века в корне изменили российско-украинские отношения, испытав их на надежность и прочность.

Северная война.

В 1700 году началась Северная война со шведами. 18-летний шведский король Карл XII вошел в российские пределы. Петр двинул против него наспех собранную 35-тысячную армию, состоявшую из новобранцев под командованием иностранцев. Под Нарвой 8-тысячный корпус шведов наголову разбил русскую армию, а генералов взял в плен. По царскому указу Мазепа выслал под Нарву до 10 тысяч казацкого войска, которому так и не удалось войти в контакт с противником. Они стали лишь свидетелями бегства русского войска, и вернулись домой оборванными и без коней. Через 8 месяцев Карл XII разбил русскую армию под Ригой. Только за эти два сражения русскими была потеряна почти вся артиллерия. Именно после этого Петр конфисковал четвертую часть церковных и монастырских колоколов для отлития пушек. На театре военных действий началось долгое семилетнее противостояние, во время которого Петр фактически заново создал и подготовил к военным действиям армию.

Главным союзником в этой войне у России была Польша, а точнее польский король Август II. В самом начале Северной войны Петр I, желая заручиться поддержкой польского короля, обещал ему передать в управление несколько украинских городов. Одновременно он послал к Мазепе дьяка Михайлова с целью выяснить отношение Мазепы к такой дипломатической сделке. Мазепа, как опытный дипломат частично согласился с некоторыми статьями готовящегося договора, с другими был категорически не согласен.

В апреле 1704 года царь Петр приказал Мазепе идти на помощь польскому королю. Здесь произошел инцидент, на котором следует остановиться подробнее. После заключения в 1681 году Бахчисарайского мира Польша стала проводить политику заселения правобережной Украины, делая ставку на казаков при условии признания гетманом польского ставленника, которым стал богуславский полковник Самусь. Довольно быстро были сформированы новые полки, среди которых выделялся фастовский с полковником Семеном Палием во главе. После восшествия на престол Августа II сейм принял решение распустить ставшее опасным казацкое войско. Но казаки, почуяв силу, стали выгонять польскую шляхту из поместий. Началось казацкое восстание, из-за которого польский король не мог оказывать царю Петру надлежащую помощь. Царский наместник в Варшаве князь Долгорукий писал Мазепе, чтобы он не помогал правобережным казакам. В начале 1704 года правобережный гетман Самусь пришел в Переяславль и сдал Мазепе знаки гетманского отличия, присланные польским королем. На Правобережье продолжал действовать полковник Палий, пользующийся народной любовью. В июле Мазепа лично встретился с Палием и стал его укорять, что он не исполняет царского приказа и нападает на польскую шляхту, нанося тем самым ущерб царскому делу. Палий намеревался было уехать, но Мазепа фактически арестовал его и отправил в Москву, где Палия пытали и сослали в Сибирь.

Тем временем в самой Польше проходили бурные события: часть поляков стояла за Августа II, часть за Карла XII, успевшего завоевать Варшаву, Краков и Львов. Противостояние правобережных казаков и Польши было серьезным препятствием для намерений царя Петра, поэтому он склонял Мазепу к тому, чтобы тот повлиял на казаков. Весной 1705 года Мазепа по приказу царя пошел на польскую шляхту, перешедшую на сторону шведов. В сентябре этого же года Карл XII поставил королем Станислава Лещинского, и в Польше стало два короля.

Первая попытка склонить Мазепу к измене русскому царю произошла осенью 1705 года новоизбранным польским королем Станиславом Лещинский. Мазепа известил об этом царя, послав ему в качестве доказательства своей преданности инструкции, отобранные у королевского посланника и устные показания, взятые у него под пыткой. Месяцем-двумя позже гетман встретился с вдовой-красавицей княгиней Дольской, сторонницей и даже родственницей Лещинского и имел с ней длительные беседы, следствием которых стала тайная переписка. Зима 1705-1706 года была во всех отношениях тяжелой для царя Петра и короля Августа II и благоприятной для их соперников Карла XII и Станислава Лещинского. Все больше поляков переходили на сторону нового польского короля. Тайная переписка с княгиней Дульской продолжалась. Мазепа был вынужден рассказать об одном очередном ее письме своему генеральному писарю Пилипу Орлику в таких красках, что Орлик не заподозрил перемену в настроениях гетмана. Следующее письмо Мазепа вновь прочитал в присутствии Орлика, возмущался наглостью Дульской, открыто призывавшей Мазепу взять сторону Лещинского. Эта переписка, которая, как станет известно из доносов царю, не была тайной для ближайшего гетманского окружения. Но царь не только глубоко верил своему старому другу, но и наказывал доносчиков. Но в тот период Мазепа только присматривался к возможностям соперников и тайно прикидывал к кому и когда пристать в случае победы или поражения враждующих сторон.

Но были и другие причины, заставлявшие гетмана быть недовольным русским присутствием в Украине. Во-первых, такой причиной был князь Александр Данилович Меншиков, внешне расположенный к Мазепе, но ревновавший его к Петру. Поведение Меншикова по отношению к Мазепе неоднократно приводило старого гетмана в бешенство. Нужно учесть и то обстоятельство, что в тот период Петр проводил крутые государственные реформы, которые могли коснуться и Украины. Князь Меншиков при этом видел свою выгоду, мечтая стать украинским гетманом. Об этом гетману писала и княгиня Дульская, черпающая информацию из разговоров с высшими царскими чиновниками.

События 1706 года стали определяющими для намерений гетмана склониться к шведам. Осенью этого года Карл XII заставил польского короля Августа II отречься от короны. Этот шаг заставил даже его сторонников перейти на сторону короля Лещинского. Для Мазепы такой поворот событий не мог не стать лично опасным. И если раньше жалобы малороссиян на грубое и жестокое отношение с ними великороссов мало действовали на гетмана, то в конце 1706 года он стал писать о этих бесчинствах царю и высшим царским чиновникам. В это время множество казаков находилось на царской службе, где действительно терпели побои и унижения. Украинские полковники стали упрекать Мазепу в бездействии и небрежении интересов своего народа.

На банкете в Киеве в честь царя Меншиков стал склонять гетмана к тому, чтобы расправиться с казацкой старшиной, делая намеки на измену. Знал гетман и о том, что царь предпринимает меры добыть для него титул князя Римской империи. В апреле 1707 года по приезду царя в Украину произошла еще одна стычка между Мазепой и Меншиковым. А осенью того же года после получения очередного письма от княгини Дульской и короля Станислава Мазепа принял окончательно решение о переходе к Карлу. Вначале об этом знал только генеральный писарь Филипп Орлик, которому старый гетман признался в своих намерениях не корысти ради, а из-за любви к своему отечеству добиться полной самостоятельности Украины. Но затем постепенно круг посвященных расширился, и вскоре все гетманское правительство было на его стороне. Один из ближайших соратников Мазепы генеральный судья Василий Кочубей и его свояк – полтавский полковник Искра, донесли царю Петру о намерениях гетмана. (эта трагическая история хорошо известна каждому культурному человеку, благодаря гению Пушкина). Но доносов на Мазепу за двадцать лет правления Мазепы было так много, что царь Петр давно уже не верил им, более того, наказывал доносчиков. Не поверил царь и Кочубею с Искрой, приказав арестовать их и провести следствие. В процессе дознания Кочубей и Искра отказались от своих показаний и «признали» ложность обвинений. Царь приказал отрубить им головы.

Измена Мазепы.

В 1708 года Карл XII, разбив восйко Агуста II, повел свою 44-тысячную армию на Москву, с севера ему на помощь были готовы выступить еще 30 тысяч войска под командованием генерала Левенгаупта. Но в это время в России разгорелись народные восстания: на Урале башкирцев. а на Дону – Кондратия Булавина. В то же время союзник шведов польский король Станислав Лещинский угрожал нападением гетманским территориям. Мазепа обратился к царю за помощью, но тот, готовясь к отражению шведского нападения и опасаясь событий на Дону, ответил Мазепе, что не может дать ему и десяти человек и советовал обороняться своими силами.

Для Мазепы стало очевидным, что звезда Петра закатывается, что царь остается в полной изоляции и не в состоянии навести порядок даже в своем собственном доме. В то же время успехи Карла XII и Станислава Лещинского соблазняли Мазепу к измене. Началась сложная, тонкая и опасная игра малороссийского гетмана. Опасаясь раскрытия своих замыслов и будучи не в силах принять решение без одобрения генеральной старшины, Мазепа так повел дело, что его ближайшее окружение само подталкивало старого гетмана выступить против царя. Ему оставалось только делать вид, что уступает старшине. Но он и здесь остался верен себе. Постепенно раскрываясь в кругу своих приближенных, гетман говорил о своем горячем желании видеть Украину независимой ни от русского царя, ни от польского или шведского короля. Однако, ряд историков утверждает, что речь шла именно о вхождении Украины в состав Речи Посполитой, за что Мазепе было обещан титул князя Черниговского.

Все шло соответственно планам гетмана. И если бы Карл XII пошел на Москву, Россия была бы поставлена на грань политической катастрофы. Но, направлявшийся к Смоленску шведский король неожиданно повернул на Украину, видимо надеясь на помощь украинских и запорожских казаков перед решающим броском на российскую столицу. Этот бездарный ход позволил царю Петру разгромить вблизи деревни Лесной на реке Сожи генерала Левенгаупта, который вез Карлу XII артиллерию и провиант. После шведского маневра царское войско вошло в пределы Украины, и царь потребовал к себе гетмана. Гетман, узнав о решении Карла, пришел в ярость, осознав, что теперь уже не избежать появления в Украине царского войска. И решительный час настал. 23 октября Мазепа вместе с частью казацких полков общей численностью не более 12 тысяч человек покинули Батурин и перешли Десну, направляясь к Карлу. И только тогда Мазепа обратился к своему войску с изложением своих намерений. Речь гетмана произвела на войско впечатление разорвавшейся бомбы, но не все разделили судьбу гетмана. 29 октября 1708 года украинский гетман Иван Мазепа был принят шведским королем.

Реакция царя.

Известие об измене Мазепы поразило царя, и решительные меры не заставили себя ждать. Князь Меншиков был направлен в казацкую столицу Батурин с задачей полного ее уничтожения. В начале ноября 1708 года Батурин был взят, разрушен до основания, все жители, включая стариков женщин и детей, были перебиты. Трагедия Батурина не только на совести Меншикова, – батуринцы не знали о намерениях Мазепы передаться шведам, они просто выполняли приказ гетмана: «… русское войско в город не пускать …». Тем не менее, судьба Батурина произвела тяжелейшее впечатление на всех. Между прочим, овладеть батуринским замком помог один из полковых старшин Прилуцкого полка Иван Нос, который указал в стене замка потайной вход. Шведы двинулись на помощь осажденному Батурину, но Мазепа, вместо того, чтобы идти коротким путем, сделал крюк через Новгород-Северский. Достигнув теперь уже бывшей казацкой столицы, старый гетман при виде разрушенного Батурина и тысяч гниющих тел сказал с горечью своему писарю: «О, злые и несчастные наши початки. Вижу, что Бог не благословил мое намерение».

Через неделю 6 ноября 1708 года в Глухове была созвана рада, на которую прибыли несколько полковников, и там был избран новый гетман – Иван Скоропадский. Полковники более склонялись к другой кандидатуре – черниговскому полковнику Полуботку, который изначально не пристал к Мазепе. Но царь, слово которого было решающим, особенно в такой обстановке, фактически выразил недоверие молодому полковнику, он сказал: «Полуботок очень хитр, с него может выйти другой Мазепа. Пусть лучше выберут Скоропадского». Несколькими днями позже Киевский митрополит Иосаф после молебна, на котором присутствовал царь, провозгласил Мазепе «анафему» и «вечное проклятие». Вновь Украина разделилась на враждующие стороны, началась, выражаясь современным языком, информационная война. И Петр, и Мазепа разсылали по всей Украине универсалы. Мазепа, объясняя причины, по которым он отошел от Москвы, писал: «Москва хочет опустошить наши города, всю старшину заточить в неволю, казаков обратить в драгун и солдат, народ перегнать за Волгу, а наш край заселить своими людьми». Царь разослал два универсала: в одном он призвал украинцев не верить мазепинской пропаганде, а в другом обещал не карать отступников и призвал вернуться в свои имения, но не позже чем в течение одного месяца. Тем временем шведский король, ставши лагерем в вблизи Ромен, также рассылал универсалы украинцам, призывая освободиться от московского ярма и перейти под его руку. Надо сказать, что пропаганда царя сработала эффективней, и многие полковники оставили Мазепу, в том числе и те, кто был с ним у шведов. Дело дошло до того, что Карл перестал верить малороссам и приставил караул возле каждого полковника, караул был приставлен даже к самому Мазепе. Убедившись в том, что малороссийский народ не внял его призывам, гетман впал в отчаяние и через сбежавшего миргородского полковника Апостола пытался испросить прощение у царя. Но перехваченное письмо Мазепы к королю Лещинскому с просьбой ускорить приход польских войск против московского царя еще раз показал царю истинное лицо предателя и двурушника.

Простой народ относился к универсалам царя и нового гетмана Скоропадского с большим доверием, чем к мазепинским и шведским. Так по прибытии Мазепы с королем в Ромны бывший гетман призвал нескольких сотников Лубенского полка и приказал доставить войску волов и провиант. Но этого сделать не удалось, поэтому шведы сами стали брать то, в чем нуждались, вызывая озлобление малороссиян. При этом многие сотники просто отказали Мазепе. Более того, мужики даже нападали на шведов. По свидетельству шведского историка Артура Стилле армии Карла XII «на каждом шагу доводилось иметь дело с бунтарскими сельскими бандами». На правобережной Украине к Мазепе отнеслись еще хуже. И это естественно, поскольку козырной картой в универсалах царя и гетмана Скоропадского было обвинение Мазепы в тайном сговоре с поляками. Были применены и меры экономического характера. Царь в своем универсале объявлял о выдаче половины имущества Мазепы тем, кто его найдет. Довольно быстро в белоцерковской крепости была обнаружена значительная казна, которую Мазепа заранее перевез для хранения. Эти прискорбные и, видимо, неожиданные факты огорчили Мазепу и заставили усомниться в правильности своего выбора. Таким образом, Мазепу не поддержало украинское общество, за исключением запорожских казаков, к истории взаимоотношений которых с русскими властями мы и переходим.

Статус Запорожья в отношениях с Россией.

До национально-религиозного восстания 1648 года Запорожская Сечь, естественно, никаких официальных взаимоотношений России с Запорожьем не существовало, поскольку Сечь не являлась государством. Однако, некоторые признаки государственного устройства все же имели место. Это – выборность администрации, казацкий суд, участие всех казацких слоев в решении наиболее важных вопросов. Но этих начальных признаков государственности было достаточно для того, чтобы казацкая вольница считала такое общественное устройство идеальным и отстаивала его на протяжении многих десятилетий. По греческой классификации такой тип правления носит название охлократическим ( а его носители – охломонами). 1648 год заставил казацких лидеров иначе взглянуть на казавшиеся незыблемыми ценности.

На начальном этапе революции сечевое устройство способствовало Хмельницкому в его стремлении возглавить восстание и достичь военного успеха. Но, быстро меняющаяся обстановка требовала незамедлительных решений, вследствие чего на повестку дня был поставлен вопрос о нежелательности частого созыва «черных рад», то есть рад с участием рядовых казаков. Видимо, последней каплей терпения Хмельницкого стала общая рада в июне 1648 года, на которой в течение семи часов безрезультатно обсуждались перспективы украинско-польских отношений. Все чаще гетман ограничивался приглашением на раду только казацких старшин, а по мере военных успехов вообще обходиться авторитарными решениями. Но новая политика Хмельницкого вызвала резкое неприятие со стороны рядового казачества.

Необходимость быстрого принятия решений в процессе ведения боевых действий и ведения дипломатических переговоров, заставила гетмана вплотную заняться созданием эффективного гетманского правительства (обозный, писарь, судьи, казначей, войсковой есаул, войсковой хорунжий, бунчужный). Понятно, что простые казаки редко могли претендовать на эти должности, поэтому значительно повысился спрос на образованную украинскую шляхту. Так генеральным писарем у Богдана Хмельницкого стал шляхтич Иван Выговский, которого Богдану пришлось даже вызволять из турецкой неволи. Очень скоро между рядовыми казаками, тяготевшими к прежним вольностям, и новой администрацией возникли противоречия. Конфликты возникали, как правило, на социальной почве, поскольку старшины, пользуясь обстоятельствами, прибирали к рукам то, что раньше принадлежало полякам. Но по мере роста значимости Запорожья, его особого статуса и военной силы конфликты стали приобретать политический характер.

По Переяславскому договору 1654 года запорожские казаки стали подданными русского царя, и сам факт этого подданства использовался ими в выяснении отношений с гетманом. Русскому правительству было очень сложно понять, почему малороссийский гетман в титулатуре которого значилось и слово «Запорожский» так резко негативно отзывался о запорожской вольнице, жалуясь на ее своеволие. После смерти Хмельницкого напряженность между казацкой старшиной и рядовыми казаками (особенно запорожскими) нарастала. Царскому правительству были выгодны неприязненные отношения Запорожского Коша и гетмана. Царь Алексей Михайлович во время острейшего противостояния Выговского с одной стороны и запорожцев и полтавского полковника Пушкаря с другой направил кошевому Барабашу царскую грамоту, что фактически делало Сечь правомочным политическим образованием, признанным Москвой. Напомним, что само избрание Выговского гетманом проходило без участия запорожцев, что делало его в глазах низового казачества как бы не вполне законным. Вообще, царское правительство охотно предоставляло возможность жаловаться на гетмана, желая иметь полную информацию о его действиях и намерениях. Такой пункт был записан в статье нового 1659 года второго Переяславского договора, подписанного Юрием Хмельницким: «… о всяких спорних делех писать к великому государю, к его царскому величеству».

Пожалуй, самый острый конфликт возник в 1663 году при избрании гетманом И. Брюховецкого на знаменитой «Чорной раде». Напомним, что противником Брюховецкого, за которого стояли сечевики, был Яким Сомко, считавший запорожских сечевиков, ушедших из Запорожья, простыми казаками, приписанными к какому либо городовому полку, вследствие чего они не могут принимать участие в раде как низовое казачество. Запорожцы же в своем стремлении ограничить власть гетмана были скорее согласны находиться под царскими воеводами, чем под рукой гетмана. Брюховецкий тогда также настаивал на ограничении власти гетмана вплоть до передачи власти царскому наместнику. В этом не было ничего удивительного для шляхты, поскольку местная власть и ранее не утверждалась без согласия польского короля. Противостояние между двумя кандидатами кончилось тем, что на «Чорную раду» Брюховецкий прибыл не только в сопровождении сечевиков, но и царских ратников князя Ромодановского и, естественно, был избран гетманом. Однако, как мы уже знаем, недолго Брюховецкий питал политические симпатии к низовому казачеству. Получив гетманскую булаву, он постарался отмежеваться от тех, кто помог ему в Нежине. И сам уже просил царя не допускать запорожцев к царскому величеству без его, гетманского ведома.

Андрусовский мир коренным образом изменил ситуацию. По этому договору Запорожье должно было управляться совместно русским и польским правительствами. Однако, низовое казачество во главе с прославленным кошевым атаманом Иваном Сирко неоднократно подчеркивали свою преданность московскому государю. Но такое положение, при котором Левобережье находилось в подчинении Москвы, а Запорожье имело странный двойной статус, не способствовало сближению низового казачества и малороссийского гетмана. Таким образом, даже та часть Украины, которая тяготела к России, не представляла собой нечто целое ни в политическом, ни в военном отношении, не говоря уже о Правобережье.

«Вечный мир» России с Польшей, заключенный в 1686 году, положил конец двойному подчинению Запорожья. На этот раз царское и гетманское правительство действовали совместно, ограничивая права и вольности низового казачества. Государственные интересы России и интересы малороссийских гетманов, сама логика исторического процесса делали проблематичным даже относительную независимость Запорожской Сечи. Запорожцам были запрещены какие-либо контакты с Речью Посполитой и Крымским ханством, на их землях Москва строила военные крепости. Словом, Запорожье рассматривалось как форпост в военном противоборстве с Турцией. Памятуя прошлые вольности и воинскую славу, сечевики всегда с подозрением и неприятием относились к гетманам и их окружению. Их раздражало то, что украинская казацкая старшина получала от московских царей земли, на которых проживали простые казаки, ставшие в глазах старшины хлопами.

Особую ярость вызвало у запорожцев разорение князем Голицыным Самаро-Михайловского Запорожского монастыря, в котором доживали свой век монахи – старые запорожцы. Монахи были недовольны строительством возле монастыря военной крепости с назначенным московским воеводой. Князь Голицын, возвращаясь после второго неудачного похода из Крыма, буквально разгромил монастырь, не пощадив престарелых монахов. После этого позорного дела запорожцы стали в открытую оппозицию гетману Мазепе, которого считали главным пособником Москвы и даже начали переговоры с Крымским ханом. В 1692 году на Запорожье появился войсковой канцелярист Петро Иваненко (Петрик), который стал генеральным писарем и возглавил оппозиционное движение против гетмана Мазепы. Однако, его намерения не были поддержаны украинским казачеством и трехлетние попытки поднять украинских казаков на выступление против гетмана успехом не увенчались.

1708 год стал для Запорожского коша годом возрождения политического признания со стороны гетмана Мазепы, который, приняв решение подчиниться шведскому королю, обратился к запорожцам за помощью. Вначале запорожцы сомневались в намерениях гетмана и выпытывали, что им ожидать от нового союза. Политические настроения на Запорожье были всегда переменчивы и зависели от силы той или иной партии. Старики настаивали на сохранении верности царю и даже послали Мазепе извещение об этом. Но кошевым атаманом в тот период был Кость Гордиенко, ярый враг московских властей. Запорожцы собрались на раде и выслушали универсал Мазепы, в котором он особенно упирал на то, что сам слышал, как царь говорил: «Надобно искоренить этих воров и злодеев запорожцев». Рада приняли сторону Мазепы, после чего кошевой атаман Кость Гордиенко с товарищами выехал в Диканьку, где и встретился с бывшим гетманом. Объяснившись теперь с глазу на глаз, сечевики на следующий день были представлены королю Карлу, перед которым Гордиенко произнес речь. Запорожцы провели в гостях несколько дней, вместе с украинскими казаками и присягали друг другу в верности. Одновременно казаки и Карл составили и утвердили договор, по которому Карл обязывался не заключать мир с царем без условия изъятия Украины и Запорожья из состава России.

В апреле 1709 года запорожцы, на помощь которым пришли шведы, разбили войско генерала Рена. Тогда фельдмаршал Шереметьев направил в Запорожье полковника Яковлева, который вместе с перешедшим на сторону царя полковником Галаганом, разрушил Сечь. Причем раздражение и гнев нападавших были столь велики, что они не только убили всех до единого казаков, находившихся в Сечи, но даже разрывали казацкие могилы и отрубали мертвым головы.

Теперь, после такого отступления, которое было необходимо для объяснения участия запорожских казаков в предприятии Мазепы, перейдем к описанию событиям, последовавших после измены гетмана.

Полтавская битва.

В начале июня 1709 года противоборствующие силы встретились возле Полтавы, обложенной шведами. В это время в самой Полтаве находился русский гарнизон. Карл безуспешно пытался овладеть городом. Но шведская армия, особенно после страшной зимы, представляла собой довольно жалкое зрелище. Петр же привел свежие силы. Карл пытался уклониться от сражения, но этого уже нельзя было сделать: он был со всех сторон окружен русскими войсками, украинскими полками гетмана Скоропадского, польскими войсками – противниками короля Станислава и даже калмыками с волохами. 27 июня началась полтавская битва. Самоуверенный Карл не сомневался в своем успехе. Днем раньше раненный в ногу, король уверенно заявил своим генералам: «Завтра мы будем обедать в шатрах у московского царя, нет нужды заботиться о продовольствии солдат, в московском обозе всего много приготовлено для нас». Начало битвы было за шведами, но через короткое время благодаря усилиям русских генералов и разногласиям в стане противника, ход битвы изменился, и к полудню дело было решено. Шведская армия была разгромлена, Карл, Мазепа и оставшиеся в живых, в том числе и запорожцы (которые, кстати, участия в битве фактически не принимали) бежали. Сломленный Мазепа из последних сил убеждал Карла бежать как можно скорее, страшней смерти виделся ему плен и сама возможность встречи с тем, кто ему доверял в течение 20 лет.

Петр на радостях начал праздновать победу, забыв о противнике. Снаряженная позже погоня за Карлом и Мазепой длилась почти месяц. Только чудом, благодаря знаниям запорожцев местности и способов переправы через реки, беглецам удалось уйти. Но старый гетман уже не мог вынести тяжелейшего напряжения последних месяцев и умер 2 августа 1709. Он был похоронен в Яссах в присутствии казаков и шведского короля. Оставшаяся с ним старшина с помощью Карла XII избрала гетманом Филиппа Орлика, который стал первым украинским гетманом в изгнании.

Отношение православной церкви к Мазепе.

Православная церковь с первых же дней измены заняла позицию громогласного осуждения Мазепы. Немаловажен тот факт, что высшим должностным лицом в церковной иерархии России того времени был Стефан Яворский – украинец по происхождению. История этого церковного деятеля такова. В юные годы он учился в польской иезуитской школе, стал католиком, но после, вернувшись в Украину, принял православие. До переезда в Россию он был настоятелем одного из киевских монастырей, но, благодаря яркой речи на похоронах одного знатного боярина, был замечен царем и сделал головокружительную карьеру, став рязанским митрополитом. В московских кругах его считали выскочкой и не принимали за своего, но именно в таком человеке и нуждался царь-реформатор. В октябре 1700 года умер патриарх Адриан. Через два месяца Петр, не уничтожая патриаршества (это он сделал позже), назначил Стефана Яворского «экзархом, администратором и наместником патриаршего престола».

12 ноября 1709 года, после избрания и утверждения гетмана Скоропадского одновременно в Троицкой церкви в Глухове и в московском Успенском соборе духовными властями была провозглашена «анафема и вечное проклятие вору и изменнику Мазепе». В Глухов приехали киевский митрополит Иосаф Кроковский и переяславский епископ Захария Корнилович. В Москве местоблюститель патриаршего престола Стефан Яворский вначале проповеди отметил прежние заслуги Мазепы, но закончил следующими словами: «Нам, собранным во имя Господа Бога Иисуса Христа и святых апостолов, дано от самого Бога вязати и решити, и аще что свяжем на земли, будет связано и на небеси! Изменнику Ивану Мазепе за клятвопреступление и за измену великому государю, анафема». Митрополит трижды провозгласил проклятье, и вслед за ним все присутствовавшие архиреи трижды пропели «анафему». После этого по всей Малороссии архиреи направили пастырские послания о предании Мазепы проклятию и о повиновении Скоропадскому.

С тех пор более двухсот лет в первую неделю великого поста с амвонов всех церквей и соборов Российской империи бывшему гетману Ивану Мазепе провозглашалась «анафема».

Характеристики Мазепы.

В истории и литературе существуют две противоположные точки зрения на личность этого человека: по мнению одних (преимущественно российских) Мазепа – себялюбец и изменник, по мнению других (преимущественно украинских, но далеко не всех) – национальный герой. Не желая вольно излагать доказательства тех и других, приведем развернутые выдержки наиболее авторитетных авторов: российского историка Николая Ивановича Костомарова (между прочим украинца по происхождению) и украинского историка Гната Хоткевича.

Николай Иванович Костомаров (1882 г.). – Гетман Мазепа как историческая личность не был представителем никакой национальной идеи. Это был эгоист в полном смысле этого слова. Поляк по воспитанию и приемам жизни он перешел в Малороссию и там сделал себе карьеру, подделываясь, как мы видели, к московским властям и отнюдь не останавливаясь ни перед какими безнравственными путями. Самое верное определение этой личности будет сказать, что это была воплощенная ложь. Он лгал перед всеми, всех обманывал и поляков, и малороссиян, и царя, и Карла, всем был готов делать зло, как только представлялась ему возможность получить себе выгоду или вывернуться из опасности. Он воспользовался существовавшим у малороссиян желанием сохранить автономию своей страны и свою национальность и обманывал старшин, будто у него план – приобресть для Украины самостоятельность. Но на самом деле, как показывает его тайный сговор с Лещинским, он думал отдать Украину под власть Польши, иначе сказать, он в старости делал то, что делал в юности, когда король Ян Казимир посылал его агентом в Украину проводить план возвращения этого отпавшего от Польши края к прежнему господству. Он и не мог добиваться перед королями шведским и польским независимости Украины: Станислав, как польский король, не мог и не должен был отрекаться от наследственных прав Речи Посполитой на Украину; при том сам Мазепа хорошо знал, что народ, ненавидевший его, не будет повиноваться новой династии, которая должна была начаться с него, Мазепы. Он благоразумно выговаривал себе владение в белорусском крае, а Малороссию отдавал на жертву междоусобной войны, которая неминуемо вспыхнула бы, если бы Украина поступила бы под польскую власть, – это Мазепа знал по опыту, разыгравшемуся в Правобережной Украине. (Костомаров имеет в виду восстание под руководством полковника Палия – авт.). Но ему не жаль было того народа, у которого он за 20 лет своего правления не мог приобресть любви. Что он только обманывал своих российских соумышленников призраком независимости, а на самом деле собирался ввергнуть их со всею страною в рабство, – в этом не может быть сомнений, и Петр, обличавший в том Мазепу пред всем малороссийским народом, был совершенно прав…

Ясно, что Мазепа не изменил бы царю Петру, если бы не показалось ему, что, так сказать, акции царя падают, а акции Карла подымаются… И не прошло месяца, как Мазепа увидал, что ошибся. И большинство козаков, и весь малороссийский народ – все пошло не за него, а против него. … Не задумался изменить и своему свежему союзнику, замышлял он, как мы видели, купить его гибелью свое примирение с оскорбленным царем. Никогда за всю свою жизнь не проявил себя этот человек во всей полноте, как в этом новом замысле…

Если бы малороссийский народ прельстился обольщениями своего гетмана и славой северного победителя, Петру бы ни за что бы не сладить со своим соперником. И если кто был истинным виновником спасения Русской державы, то это – малороссийский народ …

Нельзя сказать, что в те времена народ малороссийский питал какую-то привязанность к Русской державе и к соединению с «москалями», напротив, мы на каждом шагу натыкаемся, так сказать, на факты взаимного недружелюбия и даже вражды между двумя русскими народностями. Нельзя сказать также, что чтобы народ малороссийский не сознавал своей народной личности и не желал национальной независимости. Много было условий, делавших возможным отпадение малороссиян от верности к русскому царю. И, однако, вышло не то… Народ инстинктивно видел, что его тянут в гибель, и не пошел туда. Народ остался верен царю даже не из-за какой-то привязанности, не из благоговейного отношения к монарху, а просто оттого, что из двух зол надобно выбирать меньшее. Как бы ни тяжело ему было под гнетом московских властей, но он по опыту знал, что гнет польских панов стал бы для него тяжелее. По русской властью, по крайней мере, оставалось для него всегда духовное утешение – вера его отцов, которую никак уже не могли бы попирать «москали», как бы не относились они ко всем остальным народным правам. Этого одного было уже достаточно.

Гнат Хоткевич (1917 г.). -… Только замалчиванием фактов и их перекручиванием удавалось до сих пор историкам показать гетмана в негативном свете. А в действительности – чего еще не хватало Мазепе? Почестей? Но он был первым человеком в огромном крае, ни царь ни король больше ничем не могли бы его наградить. Богатства? Но он в достатке имел и денег, и имений, и всего. Наконец, он был уже 70-летним старцем – что ему еще было нужно для себя? И мог ли человек того религиозного времени целовать животворящий крест, говоря заведомую неправду? Только эти психологические обстоятельства свидетельствуют, что единственным импульсом его действий могло быть чувство желания добра родному краю. Что касается несомненных обстоятельств, то политические условия еще выразительнее говорят об этом. Мазепа – это не Родзянко, или Терещенко, или Скоропадский, которые никогда бы не сказали «мы свободный, не завоеванный народ»… Тогда живой человек болел за судьбу своего родного края, он чувствовал, что ни за что продал себя в кабалу и думал о том, как бы оттуда вырваться, и болел и страдал за судьбу своего народа…

И для нас Мазепа – не предатель и не себялюбец – а герой вне времени, человек, который в последние дни украинской свободы, украинской автономии, перед нарастающим натиском царей – все же пошел, повинуясь голосу совести народной, пошел с последним мечем в руках, с последней гвардией возле себя. И полковники-мазепинцы – не убогие эгоисты, а рыцари смерти, отдавшие и благополучное свое существование, и спокойствие, и душу всю за идею, за светлый идеал национальной независимости.

Некоторые выводы.

Что здесь сказать? События начала XVIII века были драматическими и для России и для Украины; они на столетия определили характер их взаимоотношений. Пусть читатель сам сделает выводы о роли и значении Мазепы. Автор же стоит на позициях ответственного политика, который изучает историю не для поиска виновных и не для взаимных обвинений, а с целью извлечения исторических уроков. Украинскую национальную мечту – быть независимым государством – следует уважать или, по крайней мере, считаться с ней. Это так просто. Но как тяжело дается этот урок некоторым московским политикам, включая тех, фамилии которых выдают их украинское происхождение.

Многие украинские источники, анализируя поведение московских властей в Украине, основывают свои выводы на представлении русского человека как традиционного раба, а их царя как жестокого и нецивилизованного деспота. Следует напомнить, что в эпоху царя Петра идея концентрации власти в руках монарха была общепризнанной теорией управления государством. Каждому знакома фраза Людовика XIV «Государство – это я». Это была не случайно вырвавшаяся правителя-самодура, это была система взглядов, в соответствии с которой, власть монарха не должна быть ничем не ограничена в силу ее божественного происхождения. Немецкий юрист конца XVII века Пуфендорф предложил царствующим особам формулу, по которой государь безответственен в своих действиях, стоит выше человеческих законов и не подчинен никакой другой власти. Ему принадлежит безраздельное право руководить духовной жизнью людей. Этой формулой проникнута вся деятельность Петра, весьма высоко ценившего немецкого юриста. Эта формула была отражена в воинском уставе того времени: «Его величество есть самодержавный монарх, который никому на свете о своих делах ответа дать не должен, но силу и власть имеет, яко христианский государь, по своей воле и благомнению управлять». Теорию абсолютизма проповедовал и защищал псковский митрополит Феофан Прокопович, кстати сказать, украинец по происхождению, имевший огромное влияние на Петра.

Эта теория способствовала развитию заложенных природой в царе Петре таких черт как самостоятельность, стремление к новациям и упорство в достижении поставленных целей. Он ощущал себя отцом нации, учителем и командиром, который обязан подданых научить жизни в новых условиях, а в случае сопротивления – заставить. Ибо, по высказываниям Петра, даже действия врача, причиняющего при лечении боль пациенту, в конечном счете приводят к его спасению. Критики Петра совершенно справедливо осуждают его за введение в государстве системы полицейского надзора, за излишнюю регламентацию, за вторжение государства в частную жизнь. Желая ускорить процесс перехода медленно развивающегося русского общества в развитое европейское государство, Петр считал своим отеческим долгом наставлять своих подданных, указывая им как класть печи, как делать потолки, предписывал не снимать шапки перед дворцом во избежание простуды, не строить заборы перед домом и множество других запретов и ограничений.

Именно по этой причине Петр так относился и к малороссиянам, которых считал своими поддаными, поскольку полстолетия назад сам общепризнанный народный лидер гетман Богдан Хмельницкий сам выразил желание стать под высокую руку его отца – царя Алексея Михайловича. Поэтому он считал себя вправе разрешать мимо гетмана и его старшины обращаться непосредственно к нему при подаче жалоб. Поэтому во время чрезвычайного напряжения сил всего государства, в июне 1707 года Петр прямо запрещал насилие по отношению к своим подданным – украинским посполитым: «Никаких обид и разорения малороссийскому краю не чинить, под опасением жестокого нашего гнева и казни». Он, как самодержец, считавший себя отцом нации, просто не мог вести себя иначе, даже по той причине, чтобы у него в тылу во время военных действий было неспокойно. Написанное выше – не оправдание жестокостей по отношению к украинцам со стороны российских властей, просто напоминание того, что при анализе таких тонких материй, как анализ исторических явлений нельзя не учитывать дух и опыт конкретного исторического периода.

И последнее. С точки зрения развития промышленности и торговли государственная регламентация не могла обеспечить поступательного движения по пути европейского прогресса. Более того, теория абсолютизма через некоторе время показала свою несостоятельность и длительное время была тормозом в развитии как России так и Украины.

«Гетман в изгнании» Орлик против России. Оглушительная победа в Полтавской битве еще не означала полной победы над шведами, – война продолжалась до 1721 года. Снова в Украине стало два гетмана: левобережный Иван Скоропадский и избранный в апреле 1710 года в Бендерах казаками-эмигрантами Филипп Орлик. Орлика признали шведский король и турецкий султан. Отныне и до последнего своего дня Орлик видел перед собой одного врага – московского царя и в выборе союзников не стеснялся. А выбор у него был крайне ограничен – все те же шведский король и турецкий султан. С обоими «гетман в изгнании» заключил особые договоры. Теоретическим фундаментом для них стал разработанный Орликом «Пакт и Конституция прав и вольностей Запорожского войска». Этот, действительно, уникальный документ содержал две части. В первой в значительной мере мифологически излагалась история Украины, в которой подчеркивалась положительная роль Швеции и Турции и, естественно, выставлялось в дурном свете Московское государство. В 16 статьях «Конституции» были представлены желаемый для составителей государственный статус Украины, ее внутреннее устройство, приоритеты международной ориентации (уж, конечно, не Россия), демократическое взаимодействие ветвей власти, распределение власти между гетманом и народом. Правду сказать, Конституция довольно опередила свое время, она представляла собой достаточно точную формулировку национальной украинской идеи, сформировавшуюся под влиянием исторического опыта последних десятилетий. Конституция утверждала главенство трех составляющих факторов правового общества, а именно: единство и взаимодействие законодательной (широкой генеральной рады), исполнительной (гетманской, ограниченной законом) и судебной власти, независимой от гетмана. Эта Конституция была бы действительно уникальным событием для всего цивилизованного мира, если бы была принята всем украинским обществом, опирающимся на собственные силы при условии их неразрывного единства. Но этот документ был принят несколькими тысячами казаков и старшин, находящимися на чужой территории. К тому же одним из пунктов Конституции самостоятельность Украины признавалась «под вечным протекторатом Шведского короля». И единственно возможным условием его потенциальной реализации была поддержка со стороны Швеции, Турции и Крыма.

После утверждения 10 мая 1710 года Конституции между Орликом и крымским ханом Довлет-Гиреем был заключен договор, в соответствии с которым, хан обязывался освободить Украину, Слободскую Украину и Гетманщину от московского владычества и объединить их. В марте 1711 года Орлик в союзе с крымским ханом вошел в пределы Украины. Союзники двигались двумя крыльями: Филипп Орлик с Белгородскими и Буджацкими татарами пошел в левобережную Украину, а крымские татары – в слободскую Украину. В походе участвовали и поляки – сторонники короля Станислава Лещинского. Царь повелел гетману Скоропадскому выступить против Орлика. Скоропадский был вынужден разделить войско: часть во главе с генеральным есаулом Бутовичем он послал против Орлика, а сам с генералом Бутурлиным выдвинулся в слободскую Украину – против хана. Вначале все складывалось в пользу наступающих, Орлик и Девлет-Гирей одержали ряд побед, в частности, был разбит есаул Бутович. Большинство источников свидетельствует, что население правобережной Украины чуть ли не с восторгом встречало Орлика. Царь Петр был вынужден, опасаясь перехода полковников на сторону Орлика, собрать в Глухове в качестве заложников полковничьих жен. Вскоре территория, контролируемая царскими войсками, сузилась до одной Белой Церкви, но крепость была так хорошо укреплена, что Орлик стал готовиться к длительной осаде. Но татары просто покинули Орлика и рассыпались по просторам Украины, грабя население и уводя в плен мирных жителей. Орлик был вынужден отступить за Днестр, напрасно призывая татар к выполнению своих договорных обязательств. То же случилось и в слободской Украине. Крымский хан, захватив несколько городов, повернул обратно и ушел домой, разоряя и уводя в плен жителей и скот. Напрасно Орлик и Карл убеждали своих союзников прекратить насилия. На правобережной Украине начались массовые выступления против Орлика и татар.

Королю Карлу все же удалось убедить турецкого султана Ахмета II, и в мае 1711 года 120-тысячная турецкая армия и 50-тысячное крымско-татарское войско двинулась к Днестру. Надежда на помощь православных христиан (молдаван, валахов, болгар и сербов), на которую рассчитывали русские, не оправдалась. В результате несогласованных действий русских генералов царская армия была окружена турецко-татарским войском, и сам царь чуть не попал в плен. Россия была вынуждена пойти на унизительный Прутский мирный договор, по которому царь соглашался вернуть туркам Азов, добытый с такими трудностями, срыть таганрогскую крепость и уничтожить азовский флот. Кроме того, Россия обязывалась вывести свои войска из правобережной Украины. Невероятные усилия пошли прахом, и опять, в представлении царя, виновником бед была Украина.

Но и Украина вновь пострадала от предательства татар и недальновидности ослепленного злобой гетмана. Потоки людского горя от опустошительных татарских рейдов имели один результат – проклятье Орлику. Царю, в конце концов, удалось договориться с Турцией о сохранении в составе России левобережной Украины и Киева. Татары, уходя, оставили Правобережье казакам, но те, не обладая достаточной силой, уступили полякам, не собиравшимся отказываться от прав на эту территорию. Словом, задуманная «в кабинете» умная схема освобождения Украины ровным счетом ничего не дала. Для Украины все осталось, как и прежде.

Орлик был вынужден вместе с королем Карлом XII уйти в Швецию, а после смерти короля переехал во Францию, затем в Грецию, где и умер в 1728 году, на три года пережив царя Петра. Все время, проведенное в эмиграции, Орлик призывал европейских монархов, турецкого султана и крымского хана объединить усилия в борьбе с Россией. Но история шла вперед своим чередом, не обращая внимания на мечтания политического фантаста.

Терминологическое замечание. На протяжении многих страниц автор употребляет названия Украина и Малороссия, не давая преимущества ни тому, ни другому. Так было и в те далекие годы. Вот выдержка из «Договора и Конституции Филипа Орлика»: «…нехай ставиться на вікопомну памятьта славу Запорозького війська і всього народу малоросийського…» И дальше : «…Господь Бог, кріпкий та сільний у бранях, пособить щасливою зброєю наяснішому королю, його мілості, шведському визволити Вітчизну нашу Малу Росію від невольнічого московского ярма». Далее в тексте несколько раз встречается и название Украина.

Самодержцу гетман не нужен. Выиграв информационную войну со шведами и победив противника на поле битвы, царь Петр довольно скоро сменил свое отношение к украинской правящей верхушке. Измена Мазепы надолго поселила в умах и сердцах русских предвзятое отношение к малороссам. Та же часть украинской старшины, которая пошла за Петром I, считала себя вправе претендовать на обещанные льготы. После избрания гетманом Ивана Скоропадского царь приставил к нему великоросса Андрея Измайлова, которому было велено управлять всеми делами наравне с гетманом и следить за тем, чтобы гетман не сносился самостоятельно с иными державами. В июле 1709 года гетман Скоропадский обратился по этому поводу к царю, но получил отказ практически по всем пунктам. Недавние события обе стороны расценивали по-разному. Царь считал, что малорусский народ должен быть обязан Великороссии за освобождение от шведского нашествия, Скоропадский же считал, что именно участие широких украинских масс в войне против шведов помогло русским одержать победу.

Что же просил Скоропадский у царя? Чтобы во время военных походов малороссийские войска не подчинялись великорусским воеводам и генералам, чтобы казаки на несколько лет были освобождены от служб. Гетман просил вернуть орудия, отнятые у изменников, в войсковое достояние, просил разрешения торговать с запорожцами (что строго запрещалось царским правительством). Но вместо желаемых послаблений и льгот царь ужесточил свои требования к управлению делами в Малороссии. В 1715 году Петр указал гетману, чтобы полковая старшина назначалась им исключительно при участии великорусского чиновника, находящегося при гетмане. Освободив казаков только на одно лето от государевой службы, царь приказал направить несколько тысяч казаков на строительство канала, соединяющего Волгу с Доном.

В 1717 году Скоропадский вновь обратился к царю с новыми просьбами о льготах и облегчениях, царь ответил (но только через два года) в том смысле, что малороссийский народ несравненно меньше несет тяготы военного времени, чем великорусский. А в 1720 году последовали новые ущемления украинского самоуправления: были ограничены права Генерального судьи и писаря. В том же году произошло новое событие, свидетельствующее о намерениях царя окончательно считать Малороссию как неотъемлемую часть России. Царь приказал послать 12 тысяч казаков на строительство Ладожского канала. Скоропадский выполнил и это указание, за время этого строительства (1721 – 1724 г.г.) на канальных работах в условиях чужого и гибельного для украинцев климата погибли тысячи казаков. Руководили отправкой казаков черниговский полковник Павло Полуботок, лубенский полковник Андрей Маркович и Генеральный хорунжий Иван Сулима.

В 1721 году, наконец, закончилась Северная война, и в городке Ниештадте был подписан мир, по которому Россия получала выход к Балтийскому побережью от Выборга до Риги. Россия становилась великой Европейской державой, а Петр приобрел полное право называться императором. Гетман Скоропадский с ближайшим окружением прибыл в Москву для поздравления царя с новым титулом, он был принят с почетом и лаской, был посажен рядом с императором на торжественном приеме. Ожидая по такому знаменательному событию милостей, Скоропадский подал прошение о выводе за пределы Украины великорусского войска. Но Петр отказал, а на прошение об утверждении прав и вольностей Украины последовал императорский манифест об основании Малороссийской коллегии, состоящей из шести великорусских штаб-офицеров во главе с президентом бригадиром Степаном Вельяминовым. По статусу коллегия была выше гетмана, последний обладал лишь правом совета. Коллегия вводилась под благовидным предлогом защиты простого народа от своеволия гетманской старшины. Конечно, это имело место, поскольку вся старшина владела множеством земель и крепостных, но русские помещики ничем не отличались в этом смысле от украинских. Поэтому введение Малороссийской коллегии преследовало, прежде всего, только одну, главную цель – навечно включить Украину в сферу российских интересов. Причем коллегия должна располагаться не в Петербурге или Москве, а в казацкой столице – Глухове. Этот манифест стал для гетмана Скоропадского настоящим ударом, от которого он не смог оправиться.

В 1722 году император активизировал дипломатическую и военную деятельность на Восточном направлении. Для развивающейся российской промышленности требовалось сырье, для чего в сфере геополитических интересов Петра оказались Средняя Азия и Кавказ. По императорскому указу 12 тысяч казаков во главе с миргородским полковником Даниилом Апостолом приняли участие в успешном Персидском походе. Во время этого похода в июне 1722 года в Глухове умер гетман Скоропадский, назначивший, по казацкой традиции, наказным гетманом черниговского полковника Павла Полуботка. Для получения разрешения избрать нового гетмана в конце 1722 года в Петербург была направлена делегация, но Сенат отправил казаков в Астрахань дожидаться императора, который готовился к Персидскому походу. В Астрахани Петр принял делегацию, благодарил Полуботка за верную службу и отпустил посланцев с обещанием разрешить после похода избрать настоящего гетмана. Но вместо обещанных льгот Петр именным указом ввел в Малороссии новый налог на пчельники и табачное производство. А в начале 1723 года последовало очередное «новшество» – император объявил казакам, что в их полки могут назначаться великорусские полковники. Правда, уже имелся такой прецедент: нежинским полковником был назначен зять Скоропадского – Толстой, а в Стародубском полку казаки сами добились смещения неугодного им полковника Журавку, вследствие чего полковником и был назначен великоросс Кокошкин.

После возвращения Петра из Персидского похода Полуботок вновь направил императору челобитную, в которой просил назначить выборы гетмана. Заканчивалась челобитная следующими словами: «… с дозволенным нашим челобитствием раболепное приносим прошение, причем скипетрдержавную Вашего Величества монаршую духом лобызаем десницу». Реакция Петра была скорой, – он прислал в Генеральную канцелярию указ, в котором объявил всех украинских гетманов от Хмельницкого до Скоропадского изменниками, от чего, по его мнению, страдало все государство и в первую очередь сама Малороссия. Заканчивался указ туманным обещанием найти надежного кандидата в гетманы, а до той поры не докучать просьбами об избрании. При этом последовали новые ограничения: российское правительство назначило трех новых великорусских комендантов в Чернигов, Перяславль и Стародуб, и обязывало полковников подчиняться назначенным комендантам. Кроме того, были посланы инструкции, направленные на ужесточение налоговой системы в пользу центральной власти.

Тем временем в Глухов прибыла Малороссийская коллегия с президентом бригадиром Степаном Вельяминовым, который сразу же занял враждебную позицию по отношению к казацкой старшине. Вельяминов точно понял и исполнял замысел Петра: рассматривать Украину как неотъемлемую часть Российской империи без всяких особенных льгот и привилегий. В одной из стычек с наказным гетманом Вельяминов в гневе проговорился: « … ваши давние права отменить велено, а с вами – поступать по новому!» После этого последовало новое обращение в Сенат с жалобой на президента Малороссийской коллегии, в которой содержалась традиционная просьба о возврате прежних свобод. Но Малороссийская коллегия в свою очередь тоже пожаловалась на Полуботка и старшину в нарушении императорских указаний. Дело в том, что введением Малороссийской коллегии царское правительство разрешало всем слоям населения жаловаться на деятельность наказного гетмана и всей казацкой верхушки. И поток жалоб не заставил себя ждать. И не просто жалоб, а прямых выступлений против злоупотреблений новых, теперь уже украинских, панов. Полуботок направлял универсалы, направленные на успокоение хлопов и призывал повиноваться своим помещикам, что вызывало резкое возражение Малороссийской коллегии, считавшей такие действия противоправными.

Так что император имел все основания начать расследование малороссийского конфликта, для чего он вызвал в Петербург самого Полуботка, генерального писаря Семена Савича и генерального судьи Ивана Чарныша. Сохранились протоколы допросов вызванных, анализ которых показывает, что обвиняемые старались опровергнуть нападки коллегии и доказать, что действовали вполне в соответствии, как бы сейчас сказали, с действующим законодательством. Но дело повернулось совершенно неожиданным образом. Еще ранее в августе 1723 года в Тайную канцелярию поступил донос псковского епископа, украинца по происхождению Феофана Прокоповича на Полуботка, в котором наказной гетман обвинялся в государственной измене. Речь шла о том периоде, когда «гетман в изгнании» Филипп Орлик с крымскими татарами вошел в пределы Украины и искал контактов с влиятельным Полуботком. По этому поводу царь в то время распорядился провести расследование, которое не было завершено. Во время допросов в Тайной канцелярии подъячие проговорились задержанным малороссам о тайном деле против Полуботка. Тому удалось отправить в Украину доверенного человека с инструкциями старшине как отвечать в случае нового дознания по старому делу. В те же дни Петру была вручена челобитная жалоба якобы от всего украинского казачества о ликвидации Малороссийской коллегии и о выборах нового гетмана. Эта челобитная была, действительно, написана казаками, которых в целях предосторожности вывел в степь начальник российских войск в Украине князь Голицын после отъезда Полуботка в Петербург. Император, узнав об утечке информации в Тайной канцелярии и, получив челобитную, в гневе распорядился препроводить арестованных в Петропавловскую крепость, что и было сделано в ноябре 1723 года.

Тем временем император направил в Малороссию доверенного человека Румянцева с заданием узнать, действительно ли казаки подписывали эту челобитную. Но, как и следовало ожидать, большинство опрошенных, поняв что от них хотят, заявили, что ничего не знают о челобитной. Кончилось все это печально и привычно: наказной гетман Павло Полуботок умер в Петропавловской крепости спустя год после ареста, а другие арестованные были освобождены только после смерти Петра I.

До сих пор историки дискутируют о личности Полуботка и его роли в описанных событиях. Но приходится признать, что общий ход действий Петра I в отношении Украины свидетельствует, что император сознательно вел дело к ликвидации гетманского правления, поскольку абсолютизм самодержавной власти не был совместим с самоуправлением в отдельной части российской империи. Именно проведение такой политики привело к тому, что наказной гетман Павло Полуботок стал жертвой абсолютистских устремлений императора.

И в заключение о судьбе Петровских реформ в Украине. Петр, предпринимая шаги по созданию российской промышленности, уделял внимание и окраинам империи, и не в последнюю очередь Украине. В частности, царские указы предусматривали развитие в Украине технических сельскохозяйственных культур, увеличение производства полотна и канатов. В 1719 году было положено начало развитию в Украине металлургического производства на основе создания так называемых «рудокопных заводов», мастера которых освобождались от всякого рода повинностей. Этот указ способствовал приток в левобережную Украину трудоспособного населения и прибытие из Польши специалистов. В начале 20-х годов в Украине создаются специальные комиссии по наблюдению за хлеборобством и обеспечению землевладельцев хлебом во время неурожаев. Следует также напомнить, что первое высшее учебное заведение в Российской империи находилось в Киеве, – в 1701 году по именному императорскому указу Петра I Киевский коллегиум получил статус и права академии. Это была знаменитая Киево-Могилянская академия, в которой обучались известные деятели того времени. Ректором академии с 1711 года был Феофан Прокопович, церковный деятель, пользовавшийся авторитетом у императора за обоснование идей абсолютизма, поддерживавший феодальную власть русских и украинских помещиков. Другим выдающимся деятелем был выпускник академии Стефан Яворский, приглашенный Петром в Петербург, где занимал высшие церковные должности и был убежденным сторонником объединения России и Украины. Стоит напомнить, что и Михайло Ломоносов также прошел курс обучения в Киево-Могилянской академии. В целом можно утверждать, что отношение Петра I к Украине и к ее представителям можно в значительной мере рассматривать сквозь призму содействия или сопротивления его реформам.

Украина в период дворцовых переворотов.

Петр I умер в январе 1725 года, не успев оставить завещание. На российском престоле оказалась вторая жена императора – Екатерина I. Столичная знать разделилась на два лагеря: в одном были неродовитые сподвижники Петра Великого, во втором – представители родовитого боярства. В начале 1726 года был ликвидирован петровский Сенат и учрежден Верховный тайный совет, состоявший из представителей обоих лагерей, но с преобладанием неродовитых, лидером которых был князь Меньшиков. Теперь «светлейший» стал сторонником ограниченного малороссийского самоуправления и противником Малороссийской коллегии. Это было вызвано следующими обстоятельствами. Еще в 1724 году президент Малороссийской коллегии Степан Вельяминов вошел в раж и отрапортовал императору об увеличении сбора налогов более чем в 5 раз. Более того, он потребовал, чтобы налоги платили и все русские землевладельцы на Левобережье, где Меньшиков владел огромными имениями и, естественно, воспротивился такому повороту дела. Поэтому в отношении Украины произошли некоторые благоприятные для нее изменения, чему способствовала и близость войны с Турцией. По этим причинам Верховный тайный совет, действовавший при Екатерине I, принял решение об ослаблении налогового бремени для Украины, о роспуске Малороссийской коллегии и об избрании гетмана. Товарищи Полуботка были выпущены из крепости, но навечно оставлены в столице.

Однако при Екатерине I гетман так и не был избран, а обещанные послабления в большей степени остались на бумаге. Более того, казаки не были освобождены от необходимости участия в военных походах. В том же 1725 году в Персию были посланы 20 тысяч казаков, а на следующий год казаков заставили откупиться от участия в новом походе, что вызвало их неудовольствие, поскольку такого раньше никогда не бывало.

Через два года умерла Екатерина I и престол занял внук Петра I – сын казненного царевича Алексея 12-летний Петр II. Всесильный Меньшиков был низвержен и сослан в Сибирь, началось разрушение петровских реформ. В сентябре 172 7 года в Глухове, остававшимся казацкой столицей, при участии тайного советника великоросса Наумова малороссийским гетманом был избран 70-летний Даниил Апостол. Однако новый гетман уже не имел привычных прав, теперь за его внешнеполитическими контактами наблюдал имперский наместник, военными делами ведал русский фельдмаршал, а право наделения землей отныне принадлежало самому император. Тем не менее, в декабре 1727 года в Петербург была направлена малороссийская делегация для изъявления благодарности за избрание гетмана. И все же гетман Апостол добился некоторых уступок, в частности, возвращение права выборов Генеральной старшины при условии утверждения императором. Среди успехов Апостола было проведение реформы судопроизводства, основу которого составлял еще Литовский устав XVI века.

В 1729 году 15-летний Петр II неожиданно умер, не оставив преемника. С его смертью пресеклась мужская линия дома Романовых. Казалось, над огромной империей нависла угроза повторения событий времен Смуты. Но исторический опыт диктовал иную линию поведения: начались длительные поиски кандидата на престол. Лидирующую роль занял Верховный тайный совет, усиленный представителями старой знати. При этом дочери Петра I (Анна и Елизавета) в расчет не принимались, поскольку были рождены до законного вступления родителей в брак. Перебрав всех оставшихся претендентов, член Совета князь Голицын предложил перейти к дочерям царя Ивана, брата Петра I. Их было две: Екатерина, бывшая замужем за иноземным принцем, и вдовствующая герцогиня курляндская Анна Иоановна. Первая кандидатура была отклонена, остановились на второй, оговорив ряд условий, ограничивающих императорскую власть, исключительно в личных интересах. Анна, жившая в бедности за границей, не раздумывая, согласилась на все условия.

Смерть Петра II неожиданно совпала с назначенным днем его бракосочетания с дочерью князя Долгорукого. В связи с этими празднованиями в столицу съехалась вся российская знать, в том числе и малороссийская делегация. В Петербурге, в Москве и в других городах разгорелись споры по будущему государственному устройству России. Часть была настроена на введение европейского парламентаризма (неясно только в какой форме), другая часть была сторонницей самодержавия, считая, что лучше повиноваться одному монарху, чем многим временщикам. Но все были не довольны тем, что за них судьбу государства решали несколько человек из тайного совета. В такой обстановке малороссийская правящая верхушка не могла не принять участие в этих диспутах, во всяком случае они ясно понимали, что судьба Украины и их личная судьба вновь решалась на берегах Невы.

В феврале 1730 года Анна Иоановна была коронована в Москве, заранее зная, что гвардия готова поднять мятеж, если тайный совет будет настаивать на выполнении ограничительных условий. Так и случилось. По инициативе гвардии и дворянства императрице было поднесено прошение об уничтожении подписанных пунктов, разработанных тайным советом. Анне оставалось только изобразить удивление по поводу того, что эти условия были приняты не всем народом и … разорвать бумагу.

Немецкое правительство в России.

Одиннадцать лет правления Анны Иоановны (1730-1741) были одним из самых мрачных в истории России. Будучи русской только по рождению, 37-летняя грубая, некрасивая женщина, рано овдовевшая, жившая в бедности долгие годы за границей, стала самодержавным властелином в огромной полурабской стране. Испытывая недоверие ко всему русскому, она привезла с собой кучу немцев, которые заняли все правительственные должности. Действительно, можно утверждать, что в этот период отношение к Украине со стороны правящего Петербурга определялось не русской знатью, а иноземными временщиками. Императрица Анна частично удовлетворила просьбы гетмана, отпустила домой его сына, жившего с момента избрания гетмана в Петербурге, как бы в качестве заложника, уменьшила численность русского войска, стоявшего постоем в Украине, и даже наградила гетмана орденом Александра Невского. Но после смерти гетмана Апостола в 1734 году Анна вновь отказала в выборах нового гетмана и учредила очередную коллегию под названием «Правление гетманского правительства». Коллегия состояла из трех россиян и трех украинцев, возглавлял новое учреждение князь Шаховской. Одной из первых акций нового правительства стала перепись населения для упорядочения сбора налогов. При этом среди обывателей активно распространялось мнение о том, что в предыдущих непосильных поборах виновны именно гетманы.

После переворота 1730 года Верховный тайный совет был упразднен, вместо него вновь появился Сенат с расширенным представительством. Однако и это не удовлетворяло императрицу и ее фаворитов. Был учрежден Кабинет министров, возвышавшийся над Сенатом, состоящий из трех членов во главе, немца Остермана и двух русских: князя Черкасского и канцлера Головкина. Военными делами заправлял фельдмаршал Миних. Возле самой императрицы вились временщики, ненавидевшие все русское: всесильный Бирон и два брата Левенвольда. Содержание императорского двора при Анне увеличилось в пять раз при сократившихся государственных доходах. Большая часть собранных налогов шла на дворцовые увеселения. Такое отношение вызывало глухой ропот среди русского дворянства, что в свою очередь заставило временщиков возродить тайную розыскную канцелярию, целью которой было силовое поддержание страха перед властью. Страну охватило гнусное состояние, когда достаточно было без всяких оснований показать на недруга и тот исчезал навеки, оставляя имущество казне. Между прочим именно в то время был сформирован из малороссийской мелкошляхетской милиции Измайловский полк, офицерами которого были в основном иностранные офицеры, что было просто оскорбительно для русского военного люда.

Подобие Тайной канцелярии было создано и в Украине под названием «тайная экспедиция». Ее деяния привели и Малороссию в такое состояние, когда украинские правители заботились больше о личной безопасности, чем о привилегиях для своего края или своего сословия. Это указывало на то, что Украина еще более крепко втягивалась в организм российского общества. Зависимость от Петербурга становилась для старшины привычной и не столь обидной. Прежний гетманский дух постепенно выветривался. Да и выбора уже не было никакого. Польша перестала представлять для Украины какое либо значение. Еще в 1733 году в Польше умер король Август II (бывший сподвижник Петра I), и сейм избрал королем Станислава Лещинского, ставленника Франции. Сын умершего короля Августа обратился к русскому (скорее немецкому) правительству за помощью. В военном походе участвовало около 50 тысяч человек, из которых 20 тысяч были украинскими казаками. В результате осады Гданьска, в котором засел Лещинский, город был взят и королем был провозглашен Август III. Так что Польша уже никак не могла влиять на украинские дела, тем более претендовать на украинские земли.

Турция и Крым даже в малейшей степени перестали быть политическим ориентиром для Украины. Как мы помним, после Полтавской битвы запорожские казаки ушли в турецкое подданство и жили в Олешковской Сечи. Их роль в деле Мазепы и участие в авантюре Орлика было причиной того, что Петр I и другие самодержцы отказывали запорожцам в их просьбах вернуться на свои земли и стать российскими подданными. Но после того, как запорожцы не поддержали польского короля Станислава Лещинского, Анна, в знак благодарности, согласилась на возвращение более 7 тысяч запорожских казаков. В 1733 году умер непримиримый противник Москвы атаман Кость Гордиенко, и сторонники перейти на сторону России взяли верх. Летом 1734 года на Полтавщине запорожские казаки заключили договор с представителями российского правительства, содержащий следующие пункты:

1. все провинности запорожцев прощаются и им объявляется полная амнистия;

2. запорожцам возвращается их земли;

3. запорожцам разрешается жить по своим порядкам и обычаям;

4. запорожцы подчиняются начальнику российского войска, размещенного на Украине;

5. российское правительство финансирует запорожцев в размере 20 000 руб. ежегодно.

Заключению договора способствовало то, что Россия была на грани войны с Турцией и остро нуждалась в запорожцах, имеющих боевой опыт сражений с крымскими татарами. Этот договор стал важнейшим шагом на пути полного вхождения Малороссии в состав Российской империи.

В 1735 году украинские и запорожские казаки участвовали в русско-турецкой войне. Во время этой войны русские войска и казаки трижды вторгались на крымский полуостров, взяли Азов, Очаков, освободили Молдавское княжество от турецкого владычества. Но и цена за эти победы была заплачена высокая: было убито до 100 тысяч русских солдат, причем почти треть приходилась на украинских и запорожских казаков. Но эти кампании, инициаторами которых стояли бездарные немецкие генералы, закончились позорным Белградским мирным договором, по которому Россия не получала даже права держать корабли на Черном море.

Так что в Украине уже не было носителей идей автономии, никто уже не помышлял о возврате старых привилегий. А императорские указы, направленные на запрет переходов крестьян от одного помещика к другому, превращали казацкую старшину в крупных землевладельцев, что еще более вовлекало малороссийское общество в сферу общероссийских порядков.

«Золотая осень» Гетманщины.

В 1731 году во время царствования Анны Иоановны царский полковник Вишневский получил приказ найти в Малороссии певчих для придворного хора. В небольшой церквушке села Лемеши недалеко от города Козельца он услышал дивный голос пригожего 22-летнего парубка Алексея Розума. Так Розум попал в Петербург, где его увидела молодая царевна Елизавета и без памяти влюбилась в него. Через некоторое время он потерял голос, но приобрел нечто иное, а именно придворную должность управителя ее имений. Алексей искренне любил будущую императрицу, но у него хватило природной способности понимать свое место, осознавая ту огромную социальную пропасть между ним и Елизаветой. Дочь Петра представляла собой удивительную смесь продукта западного воспитания и чисто русского характера. Их взаимная любовь и привязанность сказались не только на судьбах семьи Розумов, но и на положении Малороссии.

Перед смертью Анна Иоановна сделала наследником престола малолетнего Ивана, сына ее племянницы Анны Леопольдовны, которую назначила правительницей. Через год, в декабре 1741 года в результате придворного переворота, участником которого был и Алексей Розум (к тому времени ставший Разумовским), к власти пришла Елизавета Петровна. В тот же день бывший казак превратился в генерал-поручика, а через полгода, после коронации Елизаветы, стал обер-егермейстером. На него посыпались награды и поместья, как в пределах российских губерний, так и в Украине. По множеству свидетельств, в церкви села Перово близ Москвы был заключен брак российской императрицы и сына простого казака. Документов об этом замечательном событии не сохранилось. Однако, по воспоминаниям одного из современников, Алексей Разумовский, не желая ставить себя в двусмысленное положение перед занявшей трон императрицей Екатериной II, тяжело вздыхая, сжег некие дорогие для него бумаги. Но, если дать свободу фантазии, то можно было бы предположить, что российским императором мог стать и украинец. Ведь стала же вдова Петра Великого безродная Екатерина I императрицей.

Украинские песни, дивный голос и обаяние простого и искреннего человека, который так и не смог превратиться в напыщенного вельможу и своенравного фаворита, расположили Елизавету к Малороссии. В 1744 году она совершила поездку по Украине и с большим энтузиазмом была встречена ликующим народом в Киеве. Императрица посетила Козелец, где гостила у многочисленной родни Розумов. Тогда же украинская старшина обратилась к императрице с просьбой назначить нового гетмана. Елизавета, признаваясь в своей любви к замечательному и добродушному малороссийскому народу, согласилась, имея ввиду брата фаворита, 16-летнего Кирилла Разумовского. Однако, назначение было отложено в связи с отъездом юноши за границу на учение. В то же время российские войска были выведены за пределы Гетманщины, а «Правление гетманского правительства» распущено.

После окончания учебы в 1745 году Кирилл Разумовский вернулся в Петербург, и указом Елизаветы в возрасте 18 лет был назначен президентом Императорской Академии наук. Тогда же Разумовский женился на фрейлине Нарышкиной, представительнице старинного знатного рода. Через два года последовал новый указ о разрешении избрать на казацкой раде гетмана Малороссии. Но только в 1750 году в торжественной обстановке и с большим размахом в Глухове на казацкой раде произошло избрание гетмана. Уполномоченным в столь важном деле императрица назначила графа Гендрикова. На площади возле церкви св. Николая был установлен высокий помост, покрытый красной материей. Вокруг, как было принято исстари, стояло казацкое войско. На помосте расположилось казацкая старшина и высшее украинское духовенство во главе с Киевским митрополитом Тихоном Щербацким. В 10 часов утра раздался пушечный выстрел, и представители казацкой старшины внесли гетманские знаки отличий – клейноды. Затем граф Гендриков, приехавший на шестерке лошадей, огласил императорский указ о назначении гетмана. Митрополит Щербацкий в ответном слове поблагодарил царицу за оказанную милость и, повернувшись к собравшимся, громко спросил, кого народ хочет гетманом? Казаки закричали в ответ: «Кирилу Розумовського! Нехай Розумовський гетьманує!» Царский посланник поздравил народ с избранием гетмана, и началась праздничная пальба из 101 пушки.

24 апреля императрица приветствовала гетманских послов, утвердила нового гетмана и подарила ему новые земли и поместья. Гетманской столицей вновь был назначен разрушенный Меншиковым в 1708 году Батурин. Одновременно ликвидировались всевозможные комиссии, и Украину покинули правительственные чиновники. Но сам гетман Кирилл Разумовский въехал в Глухов только через год.

Изменение в управлении.

Избрание нового гетмана сопровождалось серьезными изменениями в управлении. В частности, Гетманщина была разделена на 20 повитов, была реорганизована судебная система. В Генеральном суде кроме двух генеральных судей было по одному выборному от каждого полка. В самих полках кроме полковых судов были введены еще и повитовые, в казацких сотнях были сотенные суды, занимавшиеся разбирательством мелких дел. Под начало гетмана передавалось Запорожье и сам Киев, ранее никогда не бывавшие под гетманской властью. Гетман Разумовский начал реформы и в казачьем войске, введя систематическую военную подготовку, единую форму и усовершенствовал артиллерию. Резиденции гетмана в Батурине и Глухове были отстроены в европейском стиле. Однако, сам гетман чаще жил в Петербурге, оставляя в качестве наместника своего наставника графа Теплова. Фактически делами в Малороссии заправляли старшины, почему и был назван этот период «золотая осень Гетманщины». Именно в этот период казацкая старшина добилась своего и стала называть себя дворянством. Но послабления имели и свои пределы: когда Разумовский попросил разрешения самостоятельно устанавливать дипломатические отношения со странами Европы, ему было отказано. Попытка добиться освобождения украинского войска от участи в войнах, где не затрагивались интересы Малороссии, не увенчалась успехом. Одновременно, несмотря на благожелательное отношение к Украине, жесткая линия на централизацию власти продолжалась. Начиная с 1754 года бюджет Гетманщины был поставлен под российский контроль, гетману не разрешалось самостоятельно раздавать земли по его усмотрению.

Вновь Малороссийская коллегия.

В конце 1761 года гетман был внезапно вызван в Петербург, где скончалась императрица Елизавета, и корона перешла к ее наследнику – племяннику Петру III. Существуют две точки зрения на деятельность этого императора: по одной – традиционной – это был недалекий, безнравственный человек, фанатически преданный немецкому императору Фридриху и вызывавший всеобщую ненависть в русском обществе. По другой – это был единственный в том веке самодержец, который ставил перед собой задачу повернуть Россию на путь цивилизованного развития, прежде всего за счет создания третьего сословия. Что касается отношения Петра III к Малороссии, то оно не имело времени сложиться более или менее определенно. Известно лишь, что Петр III пригласил украинских парубков вступать в голштинское войско. Многие из них дали согласие и с охотой отправились в столицу, но вскоре вернулись без всякой славы, поскольку к тому времени Петр III был низвержен, и на престол взошла его жена – Екатерина ІІ.

В очередном дворцовом перевороте огромную роль сыграл и гетман Кирилл Разумовский, будучи еще и полковником Измайловского полка, гвардейцы которого сразу же перешли на сторону Екатерины. На коронацию императрицы прибыли запорожские казаки во главе с кошевым атаманом Петром Калнишевским. Но Калнишевский не понравился императрице, и она повелела переизбрать его. Правда, запорожцы фактически игнорировали ее желание, и до 1765 года должность кошевого была вакантной. После этих событий гетман Разумовский возвратился в Глухов, где на следующий год собрал раду старшин. Воодушевленная значимостью гетмана старшина в 1763 году сделала попытку обращения к императрице с просьбой вернуть утраченные вольности. Речь шла о полной автономии даже в большей степени, чем это виделось предыдущим гетманам. Но эта попытка оказалась безрезультатной. Одновременно с петицией старшины Кирилл Разумовский подал императрице записку с предложением сделать гетманскую должность наследственной. Но, как это часто бывает, те, кто еще вчера были так нужны, сегодня становятся нежелательными свидетелями того «как это было». Так случилось и с Кириллом Разумовским. Екатерина решительно отказалась удовлетворить желания, как гетмана, так и малороссийской старшины. Кирилл Разумовский был вызван в Петербург, где после неоднократных попыток достигнуть компромисса с императрицей был вынужден подать в отставку. Своим прошением о наследственности гетманского титула Разумовский сильно напугал императрицу, поскольку законность ее царствования вызывала сомнение, тем более учитывая родство Кирилла с тайным мужем законной императрицы. Екатерина II на протяжении всей своей жизни не только боролась с возможными кандидатами на российский престол, но и была категорической противницей даже намеков на всякого рода национально-территориальных автономии. Свое отношение к гетманской власти в Украине императрица очень ясно выразила в одном письме: « …чтобы даже само название «гетманство» исчезло, а не то, чтобы какую-то особу выбрали на это правление».

Именно это было причиной того, что Екатерина в ноябре 1764 года своим указом ликвидировала гетманство в Украине и вновь ввела «Малороссийскую коллегию», которая состояла из четырех украинских и четырех русских представителей. Возглавил Коллегию граф Петр Румянцев. Кирилл Разумовский получил от императрицы отступного: большую пенсию и огромные поместья в Украине, где и прожил еще 40 лет, окончательно отстранясь от государственной деятельности.

Екатерина II, посылая главу Малороссийской Коллегии генерал-губернатора Петра Румянцева, сопроводила его тайной инструкцией, в которой излагала свои взгляды на будущее Украины. В ней она писала, что Малороссия – очень богатый край, но в силу наличия в ней автономных порядков никакой пользы от нее Российская империя не имела. Далее императрица подчеркивала, что между украинцами и россиянами существуют неприязненные отношения, особенно это заметно в среде украинской старшины, которая думает о свободе и своих привилегиях и поддерживает в украинском народе недоверие к России. Поэтому главной задачей нового правительства является ликвидация всех отличий в гражданском правлении Малороссии и превращение ее в обычную российскую провинцию. Лучший способ решения этой задачи, по мнению императрицы, – сделать так, чтобы все видели, что российская администрация и суд лучше, чем это было при правлении украинских гетманов и казацкой старшины. Екатерина II утверждала, что когда народ увидит, что его освободили от власти маленьких тиранов, то будет благодарен и примирится с новыми порядками.

Работа Коллегии началась с того, что она постановила:

1) провести перепись и сделать ревизию для упорядочения взимания налогов;

2) запретить посполитым свободный переход с места на место (фактически вводя крепостничество);

3) проводить политику разделения простых людей и шляхетской верхушки, демонстрируя защиту царским правительством простых людей от украинских панов и старшин.

В июле 1765 года последовал новый указ, ликвидировавший систему казацкого самоуправления в Слободской Украине. В тот же год запорожская делегация, возглавляемая кошевым атаманом Петром Калнишевским, прибыла в Петербург и подала прошение о том, чтобы рассмотрение вопросов, касающихся Сечи, происходило не в Малороссийской коллегии, а в Коллегии иностранных дел. При этом делегация в качестве аргументов в пользу своей позиции ссылалась на грамоту короля Стефана Батория от 1575 года и универсал Богдана Хмельницкого от 1655 года. Екатерина обещала запорожцам решить их проблемы, но было видно, что это не входит в приоритеты ее самодержавного правления.

Выборы в Комиссию по разработке нового Уложения. Свод Российских законов под названием «Уложение» последний раз был разработан и принят в 1649 году при царе Алексее Михайловиче. Петр I еще в 1700 году решил привести Уложение в соответствие с требованиями дня и накопленным опытом. На протяжении десятков лет над разработкой нового Уложения работало множество комиссий, но до конца дело так и не удалось довести. Екатерине предстояло завершить эту работу, тем более, что эта задача соответствовала ее политическим взглядам. В декабре 1766 года Екатерина выпустила манифест о созыве депутатов в Комиссию для разработки нового Уложения. В нее должны были войти как представители различных правительственных учреждений, так и выборные представители от различных слоев российского общества. Представительство определялось четырьмя депутатами от провинций всех двадцати российских губерний. Выборным делегатам было предоставлено право внесения предложений и изложения жалоб. И если в российских губерниях выборы представителей проходили достаточно спокойно, то в Украине этот процесс вызвал волнения, связанные с накопившимися противоречиями:с одной стороны между великорусским правительством и малороссийским обществом в целом, а с другой – между его различными слоями. То есть между шляхетством и мещанством, а также между простыми казаками и старшиной, превратившейся в крупных землевладельцев. Запорожское казачество также приняло участие в выработке положений, делая очередную попытку добиться как можно больше прав.

Сторонники автономии (а в этом вопросе практически все слои общества были единодушны) напоминали, что Украина присоединилась к Москве добровольно и вправе рассчитывать на достойное место в политическом устройстве российского государства. Граф Румянцев был поставлен в тяжелые условия, поскольку перед ним была поставлена задача обеспечить выборы депутатов, лояльных центральной власти. (Не правда ли, как знакомо!). Действовал он грубо и решительно: когда в Нежинском полку местная старшина дала наказ свои депутатам добиваться возвращения гетманской власти, Румянцев объявил выборы недействительными и арестовал депутатов. Послушный суд присудил ретивых инакомыслящих к смертной казни, однако, императрица помиловала осужденных, продемонстрировав свой либерализм. Работа депутатов в Комиссии очень напоминает работу первой государственной Думы, а также первого Съезда народных депутатов СССР 1989 года. На Комиссии был зачитан Наказ императрицы и начались бесконечные прения представителей, не имеющих навыков политических баталий и отстаивающих разные по направленности и содержанию интересы. Но ни всеобщий настрой, ни пламенные выступления депутатов, ни слезные обращения и петиции не помогли. Российское правительство и сама Екатерина только укреплялась в планах еще более тесного вовлечения Украины в государственную структуру России. Проверенным методом для решения этой задачи оказался метод «кнута и пряника», новым содержанием которого стало с одной стороны введение крепостного права в Украине, а с другой – предоставление малороссийской старшине дворянских прав.

Еще во время своего правления гетман Разумовский издал специальный универсал, запрещавший посполитым переходить из одного поместья в другое с нажитым имуществом. Одновременно под страхом угрозы уплаты штрафа другим хозяевам запрещалось принимать селян. Екатерина II продолжила этот курс в отношении закрепления крестьян: в 1763 году крестьяне могли покидать своих хозяев при условии получения от них отпускных свидетельств, а в 1772 году по ее указанию Малороссийская коллегия вообще запретила всякие переходы, после чего для поимки и возврата беглецов устанавливались заставы на дорогах. Еще некоторое время издавались указы и распоряжения, направленные на возврат крестьян к своему владельцу. Но в апреле 1783 года Екатерина издала новый указ, по которому законодательно закреплялось социальное и территориальное положение всего украинского населения на основании проведенной ревизии душ. Более миллиона крестьян оказались в частном владении, что сравняло их социальный статус со статусом большинства населения в российских губерниях. Работа Комиссии по созданию Уложений, в бесперспективности которой Екатерина убедилась довольно быстро, была прекращена начавшейся в 1768 году русско-турецкой войной. В этой войне участвовало и Войско Запорожское.

На время русско-турецкой кампании Румянцевские реформы были приостановлены, сам генерал-губернатор был назначен главнокомандующим российских войск. Война, в которой участвовали городовые и запорожские казаки, оказалась удачной для российской короны. Войска разбили турок, заняли Крым и Молдавию и закрепилась на части черноморского побережья. Русско-турецкая война закончилась Кучук-Кайнарджийским миром, по которому турки лишились протектората над Крымским ханством, а российские войска вместе с запорожцами заняли Крым, который через несколько лет (в 1783 году) был включен в состав Российской империи. Свершилось! Многовековое соперничество нашло свое разрешение, российская империя достигла теплых морей, южные рубежи России стали, наконец, безопасными.

Вернувшись в Украину, Румянцев продолжил реформаторскую деятельность. В 1781 году территория Гетманщины была поделена на три губернии:Киевскую, Черниговскую и Новгород-Северскую, которые образовали Малороссийское генерал-губернаторство. Глухов перестал быть столицей, а в губернских городах были образованы административные и судебные учреждения, наподобие общероссийских.

Разрушение Запорожской Сечи.

Запорожское воинство весьма успешно действовало в составе русской армии в войне России с Турцией. В 1770 году запорожцы во главе с полковником Третьяком разбили на Дунае турецкий флот, в следующем году полковник Колпак овладел черноморским портом Кафу. Запорожское войско сыграло решающую роль в захвате Крыма в составе второй российской армии, проделав беспримерный рейд по полуострову. Запорожцы содействовали генералу Прозоровскому в полном разгроме 30-тысячной турецкой армии. На протяжении последних двух лет войны казаки участвовали в штурме турецкой крепости Силистрии, а также были в резерве у самого генерала Суворова. Казацкая старшина старалась проводить очевидно пророссийскую политику. В Петербурге тема запорожских казаков вошла в моду, многие высокопоставленные особы стремились приписаться в какой-нибудь запорожский курень. Среди принятых были генерал-поручик граф Остерман, генерал-аншеф граф Панин, всесильный князь Григорий Потемкин (под именем Грицька Нечесы) и даже астроном и математик Христофор Эйлер. И, тем не менее, в 1775 году Екатерина II приняла решение о разрушении Запорожской Сечи. Что же перевесило чашу весов? Одно из простых объяснений, часто встречаемых в ряде учебников по истории: вследствие блестящей победы над извечным врагом российские власти пришли к выводу о ненужности и даже опасности наличия на южных рубежах запорожского казачества. Однако, все было намного сложней.

Понятно, что автономное казацкое самоуправление на огромной территории в составе российской империи, исторически было несовместимо с жесткой политикой абсолютизма царской власти. Известны и другие причины, вызывавшие недовольство в Петербурге Дело в том, что в период с 1751 по 1753 годы российское правительство разрешило сербам – выходцам из Австро-Венгерской империи переселиться на земли, принадлежащие Запорожью. Появилась две новых провинции – Ново-Сербия с центром в Елизаветграде и Славяно-Сербская с центром в городе Бахмут. Всем переселенцам были розданы огромные участки земель, они были освобождены от каких-либо налогов и даже получали значительные субсидии. Естественно, отчуждение земель без согласия исторических владельцев вызвало протест у запорожских казаков. Начались стычки, переходящие иногла в кровавые столкновения. Новые переселенцы жаловались на казаков в Петербург, вызывая неудовольствие тамошних чиновников. Польское правительство также жаловалось царскому правительству на участие запорожцев в гайдамацком движении, направленном против Польши. Но, видимо, это было все же не главной причиной разрушения Запорожской Сечи именно в 1775 году.

Окончательное закрепощение крестьян и лишение их даже малейших прав перед дворянским сословием породило в середине XVIII века серию народных восстаний. Самым крупным из них было восстание под руководством Емельяна Пугачева, начавшееся в сентябре 1773 года и закончившееся в январе 1775 года казнью предводителя. Основной силой восставших было яицкие казаки, к которым в ходе боевых действий присоединялось нерусское население (калмыки и башкиры), а также крестьянство. Крестьянская война разразилась во время русско-турецкой кампании, вследствие чего правительство было крайне раздражено. поскольку приходилось отвлекать значительные силы на погашение внутреннего пожара. В начале восстания Пугачев одерживал победу за победой, были взяты Казань, Саранск, Пенза, страна была на грани военно-политической катастрофы. Но на последнем эапе крестьянской войны снятые с турецкого фронта правительственные войска под командованием полковника Михельсона разбили восставших. Самого Пугачева схватили его же соратниками, пытавшиеся предательством сохранить себе жизнь. Ценой невероятных усилий самодержавие «казанской помещицы» было сохранено, но «пугачевский урок» не прошел даром. И, хотя запорожские казаки не участвовали в пугачевском восстании, страх перед повторением трагических для империи событий был настолько велик, что императрица приняла решение о разрушении Запорожской Сечи, как потенциального источника возмущения. Естественно, припомнились и жалобы на запорожцев со стороны сербов и поляков.

Этому решению предшествовала посылка официального историка Герарда Мюллера изучить историю Запорожья и доказать, что запорожцы никогда не имели прав на владение своими землями. Именно его изыскания стали научным обоснованием разрушения Сечи. Фаворит императрицы новороссийский генерал-губернатор граф Потемкин поручил это деяние генералу Петру Текелию (сербу по национальности) и князю Прозоровскому. Генерал Текелий должен был окружить Сечь, а князь Прозоровский с большим войском – занять паланки казаков. В это время в большая часть казаков находилась на хозяйственных работах вне Сечи, в самойСечи было не более 10 тысяч сечевиков. В жарком июле, на Троицу к Сечи подошло более 8 полков конницы, 17 эскадронов пикинеров, 10 пехотных полков, 20 эскадронов гусар и 13 полков донских казаков, –всего более 40 тысяч. Князь Прозоровский занял паланки, а генерал Текелий пригласил на встречу последнего кошевого атамана Петра Калнишевского. Атаман созвал последнюю раду, на которой голоса разделились, но Калнишевский и сечевой архимандрит склонил казаков покориться силе. Казацкая старшина отправилась с хлебом-солью к Текелию, надеясь заслужить себе милость от правительства. После этого были вывезены боеприпасы, войсковой скарб, клейноды и знаки отличия. Сдавшаяся старшина была принята генералом, но после арестована и отправлена в Петербург. Позднее Петр Калнишевский был сослан в Соловецкий монастырь, где провел более 25 лет и умер в 1803 году, будучи уже свободным после помилования Александром I. Других отправили в различные монастыри и крепости, в которых они провели остаток жизни. В самой Сечи все паланки и курени, в которых проживали запорожцы были разрушены, войсковые деньги, зимовники, все хозяйство было передано в казну. Запорожские земли были разделены: часть из них забрал сам Потемкин, более 100 тысяч десятин было подарено князю Прозоровскому, множество земли было роздано другим российским вельможам. Остальные земли были взяты в казну, а после розданы немецким колонистам, приехавшим по приглашению императрицы Екатерины.

Еще в 1775 году шляхетство ряда полков обратилось к Румянцеву с просьбами уравнять украинские чины с российскими военными и гражданскими чинами, передать принадлежащие им имения в их полную собственность и запретить переходы крестьян от одного помещика к другому. Однако, ответ на эти просьбы поступил только в 1783 году, когда императрица издала Указ, в соответствии с которым закрепяла всех крестьян в том месте, в котором они находились на тот момент. За жителями малороссийских городов (в отличие от сельских жителей) закреплялось законом право на владение движимым и недвижимым имуществом. А в мае 1785 года был применен метод, известный в современном политическом жаргоне под названием «задушить в объятиях». Украинская старшина получила права российского дворянства в соответствии с действующими нормами «Грамоты на права, вольности и привилегии благородного российского дворянства». Эти права освобождали украинскую шляхту от обязательной государственной службы, предоставляли возможность создавать губернские и уездные собрания с целью корпоративного самоуправления. Кроме того, шляхта получала право непосредственного обращения (петиции) к престолу. Таким образом императрица удовлетворила просьбу украинской шляхты и фактически приравняла ее к российскому дворянству. Украинские истории с осуждением пишут, что »…украинская шляхта добилась этого ценой ликвидации автономной Гетманщины и всех остатков самобытного устройства Украинского казацкого государства, основанного Богданом Хмельницким».

К 1795 году политическая карта Европы значительно изменилась. В 1783 году Крым был присоединен к России, польско-литовское государство перестало существовать. Большая часть бывшей Речи Посполитой (62% территорий и 45% населения) вошла в состав России, оставшаяся часть была поделена между Австрией и Пруссией. Правобережная Украина отошла к Российской империи, Галичина и Буковина вошли в состав Австрии. Длительный спор между соперничавшими соседями был закончен. Больше не было ни Гетманщины, ни Запорожья, ни Слобожанщины. Вместо них появились девять российских губерний, расположенные в трех крупных регионах: Черниговская, Полтавская и Харьковская, Киевская, Волынская и Подольская, Екатеринославская, Херсонская и Таврическая. Отныне история Украины становилась частью Российской истории. С начала XIX века до 1917 года можно только отслеживать движения, направленные на возрождение украинской культуры.

Секуляризация церковной жизни.

Перед российскими государями давно уже обозначилась задача «огосударствления» церковной жизни, не только с целью контроля идеологического влияния на подданных, но из чисто экономических интересов. Решая эту задачу, Петр I ликвидировал патриаршество и учредил Синод, ведавший экономическими делами церкви, которая в то время обладала огромными территориями земель и монастырскими крестьянами. Екатерина I сочла необходимым расчленить Синод, выделив специальный департамент, которому вменялась обязанность «быть суду и расправе, також смотрению сборов и экономии». Через год этот департамент был переподчинен Сенату. Сбор налогов, как это повелось в России, сопровождался ростом недоимок. Выколачивание жесточайшими мерами недоимок за счет монастырских крестьян приводило к стихийным бунтам, угрожавшим дворянскому государству. И тогда, Петр III решил провести радикальную реформу по управлению сбором налогов с церкви. Вместо «духовных персон» он назначил в церковные вотчины офицеров. Но это также не принесло желаемых результатов, вызвав только очередной всплеск возмущения крестьян. Этим воспользовалась пришедшая к власти Екатерина II и объявила указ бывшего мужа необдуманным. Но через год тон императрицы резко изменился. Она обращалась к церковным иерархам с иной речью: «…Как вы можете, как дерзаете, не нарушая должности звания своего и не терзаясь в совести, обладать бесчисленными богатствами, имея беспредельные владения, которые делают вас в могуществе, равными царям? Вы прсвященны, вы не можете не видеть, что все сии имения похищены у государства. Если вы повинуетесь законам, если вы вернейшие мои подданные, то не умедлите возвратить государству все то, чем вы несправедливым образом обладаете». После этой речи был выпущен царский манифест о секуляризации (огосударствлении) церковного имущества, была учреждена коллегия экономии, подчиненная Сенату, которая приняла от Синода в свое ведение все церковные вотчины. В результате этой церковной «перестройки» государство получило огромный ежегодный доход, более половины которого, оставалось у государства. Кроме того, в собственность государства перешло около миллиона бывших монастырских крестьян, получивших название «экономических».

На Левобережной Украине к секуляризации церкви приступили спустя двадцать два года после аналогичной акции в Великороссии. Задержку в реформе Екатерина Вторая объясняла «отсутствием надежной ревизии, точных правил для сбора доходов с монастырских земель». Кроме того, для ее проведения требовался надежный киевский митрополит, который бы не возражал против нововведений. И, когда в 1783 году умер митрополит Гавриил Кременецкий, на эту должность Екатерина назначила своего ставленника Самуила Мыславского. Подготовку и проведение секуляризации в Левобережной Украине осуществлял приближенный императрицы князь Григорий Потемкин. Реформе предшествовал ряд мероприятий. В частности, ликвидация полкового устройства, создание Киевского, Черниговского и Новгород-Северского наместничеств, проведение подушной переписи, реорганизация местного административного аппарата и суда. Началу реформ содействовал и наступивший финансовый кризис, обусловленный необходимостью увеличения доходов казны для приближающейся русско-турецкой кампании.

В апреле 1786 года было издано два правительственных указа: «О принятии монастырских селян, числящихся за архирейскими домами, Киевско-Печерской лаврой, а также в Киевском, Черниговском и Новгород-Северском наместничествах в ведомство директоров домоводства» и «О штатах Киевской, Черниговской и Новгород-Северской епархий». В соответствии с первым указом, часть собранных налогов расходовалась на содержание войска в трех малороссийских губерниях, кроме того, селяне должны были пополнять вновь созданный «малороссийский гренадерский полк». По подушной переписи в трех указанных наместничеств было в наличии 97,7 тысяч монастырских селян и 428,4 тысячи казаков. Из этого числа набирались рекруты, в частности, в Киевском наместничестве – один рекрут из 1117 казаков и 316 монастырских селян. Формировался из монастырских селян и полк карабинеров, в который отбирались лишь пригодные для такой службы.

Второй указ приравнивал Киевский митрополичий дом к Московскому архирейскому дому, Киевско-Печерскую лавру – к Троице-Сергиевой лавре. Киевский митрополит становился одновременно и архимандритом Киевско-Печерской лавры. Были проведены изменения в составе и статусе большинства монастырей и намечены впечатляющие планы создания при монастырях ряда образовательных центров и приютов для больных и престарелых.

Первая часть задуманной реформы была выполнена полностью, монастырские земли и крестьяне были переведены в государственные. Что касается образовательных и социальных планов, то, как всегда, многое из задуманного осталось на бумаге, – не хватило финансирования. ( Как это все знакомо!) Однако, планы по уменьшению числа монахов и внештатных священников были выполнены, более того, бывшие духовные служители были расселены и переобучены за государственный счет.

Во время своего путешествия по Малороссии императрица Екатерина II раздавала духовенству щедрые подарки, – только на мощи святого Владимира она пожертвовала две золотых лампады с подвесками общим весом 12 фунтов 9 золотников, а в подвесках 479 алмазных камней весом не менее 120 карат и 420 зерен жемчуга. Стоит отметить, что церковная реформа была встречена с пониманием и поддержкой и в светских кругах и, как ни странно, в духовенстве.

Судьба Запорожского казачества.

После разрушения Запорожской Сечи часть запорожских казаков смирилась с судьбой и покорилась новой власти, другая покинула пределы Украины и подалась за Дунай на территорию, подвластную Турции.

Оставшиеся в Украине казацкие старшины либо перешли на армейскую службу, либо получили гражданские должности. Из запорожских казаков пытались сформировать два пикинерских полка (пикинер – пеший казак с копьем), но большинство не согласилось. Тогда, желая возродить казачество, в 1784 году начали восстанавливать казацкое войско. К началу русско-турецкой войны в 1787 году насчитывалось около 12 тысяч казаков. Новое войско стало называться «Верное войско Запорожское», была утверждена казацкая старшина и кошевой атаман. В мае 1787 года казаки вступили в бой с турками, помогая русским войскам, которыми командовал генерал Суворов. Благодаря военному искусству, казаки на своих легких чайках способствовали полному разгрому турецкого флота. Казаки участвовали и в других боях вместе с русским войском, штурмовали Очаков и взяли этот город. В награду за военные успехи войско «верных казаков» было переименовано в «Войско Черноморское», им были выделены освободившиеся из-под турок земли. Но, в 1791 году, после смерти князя Потемкина, эти земли у казаков забрали, оставив только остров Тамань.

Желая возврата отнятых земель, весной 1792 года казаки отправили делегацию в Петербург. Неожиданное решение императрицы поразило казаков: им навеки отдавалась Кубанская земля вместе с островом Тамань, а земли между Бугом и Днестром, на которых они проживали, должны были быть освобождены. В 1793 году казаки перебрались на Кубань и основали новый кош, названный Екатериндаром. В 1794 году казаки «Войска Черноморского» участвовали во взятии Варшавы, а в 1797 году ходили военным походом в Персию. Кошевой атаман Чепыга умер в Екатериндаре, император Павел I (Екатерина II умерла в 1796 году) утвердил следующего атамана Антона Головатого, но он вскоре умер. С тех пор Черноморское войско уже не имело кошевых атаманов, а возглавлял его Наказной атаман из российских генералов. Казаки несли приграничную службу на Северном Кавказе. Затем, вследствие расширения Черноморского войска уже не за счет казаков, оно было в 1860 году присоединено к Кубанскому войску.

Та часть казаков, которая ушла за Дунай, долгие годы прожила под турками на территории, носящей название «Ханская Украина». Это были земли, расположенные между Южным Бугом и Днестром. По разным данным число казаков, ушедших за Дунай составляло от 5 до 10 тысяч человек. Правительство султана разрешило казакам занять земли для основания Сечи и выбирать старшин и атамана. В 1777 году запорожцы направили в Стамбул четырех старшин к вселенскому патриарху для получения от него благословения «жить под турком» и к султану – для «принятия к себе и передаче земли для проживания». К тому времени казаков было уже около 20 тысяч (Украина продолжала поставлять беглецов, жаждущих воли). В 1778 году старшина приняла присягу на верность «турецкому двору». Однако, постоянного места для обустройства Коша так и не были предоставлены. Ввиду приближающейся войны султан намеревался держать казаков поближе к российским границам.

Когда началась русско-турецкая война 1787 – 1791 годов, запорожцы оказались по разные стороны: Черноморское войско воевало на стороне России, задунайские запорожцы – на стороне Турции. Российское командование и черноморцы неоднократно обращались к задунайцам с призывами перейти на их сторону, но на это согласилась только небольшая часть. После подписания Ясского мирного договора в 1791 году задунайские запорожцы были вынуждены переменить место своего пребывания. Они облюбовали дельту реки Дунай, но там еще со времен восстания Кондратия Булавина (1707-1708 годы) проживали донские казаки-некрасовцы бок о бок с липованами (старообрядцами). Началась борьба за территории. Вначале запорожцы потеснили донских казаков и расположились в селе Катирлез, но в 1794 году некрасовцы напали на запорожцев и разрушили Сечь, убив при этом множество казаков. После этого султан предоставил запорожцам, по их просьбе, урочище Сеймени на правом берегу Дуная. После участия во внутренних распрях турок, запорожцам позволили вновь вернуться в село Катирлез, но некрасовцы выгнали их вторично. Запорожцы расселились в Браиливском округе, – это было уже в начале XIX века. Их насчитывалось не более 3 тысяч.

Тем временем вызревал новый конфликт с турками, и в 1807 году генерал Михельсон обратился к задунайским казакам с очередным манифестом перейти на сторону царских войск и принять участие в войне против турок. Часть задунайцев откликнулась на призыв генерала. Указом Александра I в феврале 1807 года было сформировано Усть-Дунайское Буджацкое войско, однако самих задунайцев из 1387 человек было всего 354. Остальными были беглецы из России и Украины. Слухи о создании новой Сечи распространились по всей Украине, и за Дунай двинулись тысячи беглых – крепостных, экономических крестьян и городской бедноты. Царское правительство поняло свою ошибку, и в том же 1807 году Усть-Дунайское Буджацкое войско было распущено. Часть усть-задунайцев перешла в Черноморское войско, другие разошлись по плавням Дуная.

В 1809 году в результате овладения русскими крепости Рушук главные силы турок были разгромлены, часть задунайских казаков была взята в плен, но после Бухарестского мира казаков отпустили, и они разошлись по Украине. Оставшиеся казаки в третий раз вернулись в село Катирлез, а после на берег реки Дунавец. Обустройство Задунайской Сечи было начато в 1815 году, она просуществовала до 1828 года. Численность задунайских казаков доходила до 10 тысяч. Казаки неоднократно принимали участие в составе турецких войск в подавлении освободительных движений народов, находившихся под турецким игом.

Печален конец задунайской Сечи. Ее состав пополнялся тысячами новых беглецов, среди которых были и семейные селяне (райя). Этот наплыв породил внутренние противоречия среди казаков. Царское правительство не переставало призывать новых поселенцев перейти под российскую власть, обещая земли и льготы. Семейные казаки (райя) соглашались, неженатые – резко возражали. В 1827 году градоначальник Измаила – генерал Тучков ввиду приближающейся новой русско-турецкой войны вновь обратился к задунайцам с призывом перейти в подданство русского царя. На раде кошевой атаман Незамаевский отказался выводить казаков из Сечи, мотивируя, между прочим, тем, что «…турок вырежет». Он снял свои полномочия, и рада выбрала кошевым атаманом Иосифа Гладкого, сторонника выхода.

Новая война началась в апреле 1828 года. Туркам для ведения войны потребовалось 13 тысяч задунайцев. Гладкий набрал 2 тысячи желающих (противников перехода к русским), привел их туркам и вернулся в Сечь. Там, в обстановке глубокой тайны большая часть задунайцев села на челны с семьями и скарбом и прибыла в город Измаил, где присягнула на верность прибывшему туда русскому императору Николаю I. Этот акт свидетельствовал о конце Задунайской Сечи. Оставшихся казаков постигла печальная участь. Турки, узнав о казацкой измене, пришли в неописуемую ярость и буквально вырезали более тысячи человек, спалив и разрушив Сечь.

Тем и закончилась история Запорожского казачества, этого феноменального явления, в котором так причудливо сплелись и воинская слава, и позор измены, и крайняя жестокость, и казацкая доблесть, и многое другое, о чем поется в народных песнях и что изучается учеными разных направлений.

Оглавление


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Наверх

Источник: http://www.redov.ru/istorija/rossija_ukraina_dorogi_istorii/p11.php


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Должностная инструкция администратора АХО Перевод с башкирского на русский с днем рождения


Предоставление слова для поздравления начальнику Задать вопрос
Предоставление слова для поздравления начальнику Главная
Предоставление слова для поздравления начальнику КГТА
Предоставление слова для поздравления начальнику Cached
Предоставление слова для поздравления начальнику Cлава Курилов. Один в океане
Предоставление слова для поздравления начальнику Андрианов М. А. - Философия
Предоставление слова для поздравления начальнику День рождения девочки 12 лет. Конкурсы на день рождения
Предоставление слова для поздравления начальнику Илья Сельвинский - Пускай не все решены задачи : читать стих, текст
К чему снятся Подарки во сне по 90 сонникам! Красивые пожелания с днем рождения для одногруппницы в прозе Крымский кризис Википедия Мы начали хорошо : Христианские стихи Памяти умершего Cтихи умершим Поздравления воспитателям от родителей


ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ